Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Еще полтинник на завтрак. Откуда же взяли деньги на водку?
     Лицо Семенишина покрылось красными пятнами. Щеки обвисли.
     - У Пруся. Он одолжил мне семьдесят рублей. Десятку пропили,  поэтому
и не сказал жене.
     Козюренко вспомнил тело с раскроенным черепом. И вывернутые  карманы.
Вряд ли  Семенишин  отважился  бы  на  убийство  ради  семидесяти  рублей.
Конечно, мог надеяться, что возьмет больше. Но при чем тут картина? Может,
Прусь через Семенишина хотел ее куда-то переправить?
     Спросил коротко:
     - Где деньги?
     - Пожалуйста... Тут они... -  Семенишин  полез  в  шкаф,  вытащил  из
нижнего ящика завернутые в платок деньги.
     Роман  Панасович  незаметно  посмотрел  на  женщину:  глаза   у   нее
наполнились ужасом, губы  дрожали.  Внезапно  подумал:  "А  если  все  это
правда? Все так, как рассказывает Семенишин? Могло быть? Конечно, могло. А
"Портрет" Эль Греко тем временем..."
     - Следовательно, вы утверждаете, что не знаете, где  живет  Прусь,  и
никогда не были у него дома?
     - Это истинная правда! - Семенишин приложил обе ладони к груди.
     "Если его отпечатки пальцев не  идентичны  отпечаткам  на  стакане  с
недопитым портвейном... - подумал Козюренко. - Прямых  доказательств  пока
что нет. Конечно, если не найдем тут  картину.  Итак,  обыск..."  Вышел  с
Владовым в коридор, приказал вызвать оперативную группу и попросил взять у
прокурора постановление на обыск. Вернувшись, спросил у Семенишина:
     - Насколько мне известно, Прусь не  очень  щедрый  человек  и  никому
денег не одалживает... - Он сознательно говорил о покойнике, как о  живом,
надеясь,  что  Семенишин  как-то  прореагирует  на  это.  Но   тот   сидел
потупившись. - Почему  же  он  отдал  вам  всю  зарплату  и  еще  пообещал
полтысячи?
     Семенишин поднял голову, и Козюренко заметил,  как  забегали  у  него
глаза.
     - Почему? - настаивал следователь.
     Семенишин потер свои  сморщенные  щеки  кончиками  пальцев.  Он  явно
колебался.
     - Пожалуйста,  не  скрывайте  от  нас  ничего,  -  посоветовал  Роман
Панасович.
     - Прусь был у меня, так сказать, в долгу, - нерешительно,  запинаясь,
начал Семенишин. - Уже давно, со времен войны, когда вместе партизанили. Я
никому не рассказывал, так? Потому как и сам тут не очень-то... -  покачал
головой и продолжал твердо, как человек, сделавший первый  шаг,  и  терять
которому уже нечего. - Когда-то я видел, как Прусь снял обручальное кольцо
с пальца мертвой женщины, так? Он заметил, что я смотрю. Испугался.  Да  и
было чего. Если бы наш командир Войтюк прознал  про  это,  худо  бы  Прусю
пришлось. Ну, начал умолять, так? Мол, черт попутал.  Я  говорю:  "Выбрось
кольцо!" Он и выбросил. Потом обещал: "Я тебе всю жизнь  буду  благодарен,
что понадобится, рассчитывай на меня".  А  тут  очередь  на  машину,  я  и
вспомнил, так?
     - Но ведь это могло выглядеть как шантаж...
     - Да нет. Сколько  лет  прошло.  Надеялся  на  благодарность.  Думаю,
деньги у него есть. Живет ведь один. А он  мне  -  семьдесят  рублей...  Я
знаю, что полтысячи не пришлет. Пообещал, только бы отделаться, так?
     "Если придумано, то неплохо", - отметил Козюренко.
     - А вы помните, как появился в вашем отряде Прусь?
     - Почему же,  помню.  Мы  не  очень-то  доверяли  ему,  так?  Полицай
поглумился над девушкой Пруся, а  Василь  убил  его.  Пришлось  бежать.  К
бандерам ему было не с руки, потому как этот  полицай  имел  среди  них  в
нашем районе много дружков. Ну, и пристал к нам, так? Наш командир товарищ
Войтюк из ихнего села был - пожалел и взял.
     "Верно, на свою голову!" - чуть не вырвалось у Романа Панасовича.
     - Мы вынуждены произвести в вашей усадьбе обыск, - сказал он. - Скоро

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.