Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да, достаточно, - утвердительно кивнул Якубовский.
     - Вы были в хороших отношениях с покойным?
     - Что нам делить?
     - И не ссорились?
     - Иногда, по-соседски...  С  кем  не  бывает?  Курица  перебежит  или
что-нибудь еще...
     - Правда, разве можно из-за курицы убить человека? - Роман  Панасович
заметил, как шевельнулись брови у Якубовского. Но тот ответил твердо:
     - Конечно, нельзя.
     - И все же вы хватались за топор? - спросил Козюренко ровным тоном. -
Почему?
     Якубовский не поднимал глаз.
     -  Это,  прошу  пана  начальника  извинить,  так  уж  случилось,   не
отказываюсь. Я был крайне раздражен и только погрозил Прусю.
     - Но все же грозили ему. Вот и люди слышали... Есть свидетельство...
     - У нас люди все слышат! - зло сверкнул глазами Якубовский.
     - А разве это плохо?
     Якубовский вдруг повернулся к Козюренко всем телом. Положил узловатые
руки на стол, будто хотел опрокинуть его на Романа Панасовича.  С  нажимом
сказал:
     - Я знаю, вы заподозрили  меня.  Но  не  убивал.  Твердо  говорю:  не
убивал!
     - А мы вас ни в  чем  не  обвиняем.  Кстати,  где  вы  были  ночью  с
восемнадцатого на девятнадцатое мая?
     - Где же я могу быть? Дома. Раньше со старухой в кино ходили, а после
ее смерти я даже телевизор не включаю.
     - В котором часу легли спать?
     - Как всегда, в десять.
     - Во двор выходили?
     - Да.
     - И ничего подозрительного на соседней усадьбе не заметили?  У  Пруся
еще горел свет?
     - В верхней комнате.
     - А Прусь не выходил на балкон или в сад?
     - Нет. Правда, мне показалось... Но, может, я и ошибся...
     - Что вам показалось?
     - Сперва увидел какую-то тень у крыльца,  Вроде  бы  кто-то  мелькнул
там. Я подошел - за смородиной никого. Но было уже темно, плохо видно,  да
и к Прусю никто не ходил.
     - Вообще никто не ходил? Или просто вы не видели?
     - Извините, я уже на пенсии, и жена год как померла,  так  приходится
по хозяйству крутиться. Все время во дворе - увидел бы. Иногда  кто-нибудь
из заготконторы заглянет - вот и все гости.
     - А с кем Прусь вернулся домой вечером восемнадцатого мая?
     - Один.
     - Но ведь вы видели тень возле крыльца. Окно в мансарде  в  то  время
светилось?
     - Я подумал, что Прусь мог выйти, не выключив свет.
     - Вы были у Пруся дома до обыска? Знаете расположение комнат?
     И снова брови Якубовского дрогнули.
     - На первых порах бывал... Но потом... - махнул он рукой.
     - Когда в последний раз заходили к Прусю?
     - Уже и позабыл. Может, года два...
     - Что ж,  товарищ  Якубовский,  мне  хотелось  бы  побывать  в  вашей
усадьбе. Если не возражаете, конечно.
     - Заходите.
     - Можно сейчас?
     Якубовский поднялся.
     - Почему нельзя? Пошли.
     Усадьба Якубовского, огороженная  невысоким  заборчиком,  понравилась

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.