Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вы свидетель.
     Учитель подумал и возразил:
     - Извините, но это имело бы смысл, если бы вас убили. Прокуратура  не
смогла бы отвертеться от дела. А сейчас в  полиции  только  посмеются  над
вами. В Загене все связано с фирмой Зикса и подвластно ей.
     - Вот видите, что вы натворили, спасая меня! - засмеялся Карл.
     - Придется искупать свою вину, - в  тон  ему  ответил  Каммхубель.  -
Сегодня я переговорю с одним человеком. Но вам, господин  Хаген,  пока  не
стоит появляться в городе. Во-первых, это сразу  насторожит  Зикса  и  вам
вряд ли удастся, даже с моей помощью, увидеться  с  группенфюрером.  Кроме
того, Роршейдт может повторить попытку убрать вас - тогда вам  не  поможет
сам господь бог. Оставайтесь у  нас.  Мы  с  Аннет  приглашаем,  если  вас
устроит наша небольшая обитель.
     Карл посмотрел на девушку. Ему захотелось остаться - чувствовал  себя
у Каммхубеля удобно и спокойно, но как отнесется Аннет к предложению дяди?
Не заметил на ее лице неудовольствия  или  фальшивой  учтивости,  смотрела
открыто и, Карлу показалось, выжидающе, но,  может,  действительно  только
показалось, потому что ему хотелось  понравиться  девушке,  и  перспектива
провести в обществе Аннет хотя бы день представлялась заманчивой.
     - А не обременю я вас?  -  начал  с  традиционного  в  таких  случаях
сомнения, которое одновременно было замаскированной формой согласия.
     - Будете развлекать меня, - полушутя-полусерьезно заметила  Аннет,  и
впервые в ее голосе Карл уловил игривые нотки, а  он  уже  знал,  что  это
означает заинтересованность, дружелюбие, по крайней мере, не безразличие.
     - О, мы не позволим фрейлен скучать! - вмешался Гюнтер.
     Это было сказано так, словно он имел уже некоторые права на  Аннет  и
милостиво соглашался на присутствие Карла. Карлу это не понравилось, но он
не мог  не  отдать  должного  находчивости  товарища,  который  так  ловко
оговорил и свое пребывание в доме Каммхубеля.
     - Я поэксплуатирую вас. - Девушка встала из-за стола. - Вам  придется
кое-что сделать в садике, мы с дядей немного запустили его,  и  ваши  руки
здесь пригодятся!
     - Буду счастлив работать под вашим руководством! - Карл хотел,  чтобы
эти  слова  прозвучали  шутливо,  но  произнес  их  серьезно,  и  девушке,
очевидно, понравилась именно эта  серьезность,  поскольку  она  посмотрела
одобрительно.
     - Так или иначе, а поработать придется. И  по-настоящему!  -  сказала
она весело.


     Карл перепрыгивал через ступеньки, считая их.  Задумал:  если  выйдет
парное число - все обойдется. Вот  и  последняя  ступенька  -  а-а,  черт,
неужели и сегодня его поджидает беда?
     Остановился ориентируясь.  Первые  двери  направо  от  лестницы  -  к
кабинету Рудольфа Зикса...
     А если группенфюрер не один?..
     Карл на цыпочках  перебежал  к  дверям,  прислушался.  Тихо.  Постоял
немного, колеблясь, - в последнюю секунду  стало  то  ли  страшно,  то  ли
нерешительность овладела им: стоял, держался за  ручку  дверей  и  не  мог
открыть.
     Три дня он ждал этого момента. Садовник, старый знакомый  Каммхубеля,
вначале и слушать не хотел о том, чтобы провести  постороннего  в  усадьбу
Зиксов, но не мог устоять перед искушением получить полторы тысячи  марок.
Он открыл Карлу калитку у теплиц, тот рядом со стеной за кустами пролез  к
дому и черным ходом поднялся на второй этаж к двери кабинета.
     Карл представил, как Гюнтер  курит  сигарету  за  сигаретой,  сидя  в
"фольксвагене" недалеко от калитки. Гюнтер не торчал бы перед дверью, да и
чего ему бояться? Ну учинит группенфюрер скандал, ну выбросят его  отсюда,
но вряд ли пойдут на убийство, побоятся. Может, обвинят в попытке  украсть
что-нибудь, но он всегда оправдается в полиции.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.