Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не обнаружил бы все свое нутро. Учителю хотелось сказать:  "Брось,  оставь
эти неправедные деньги  и  вымой  руки!"  Но  подумал:  "А  будет  ли  это
правильно? Ведь двадцать миллионов марок можно  использовать  на  гуманные
цели".
     - Ну хорошо, а как бы вы поступили, получив, например, эти эсэсовские
миллионы? - спросил Карл.
     Каммхубель не задумался и на секунду.
     - Отдал бы какой-нибудь стране,  которая  пострадала  в  годы  войны.
Польше, например. Постройте, господа поляки, больницу, это ваши деньги,  и
мы возвращаем только часть...
     - Коммунистам? - не поверил  Карл.  -  Для  укрепления  тоталитарного
режима?
     - Вы были там?
     - Нет, но...
     - Не нужно "но"... Я сам читаю наши газеты и помню, что там пишут.  Я
не коммунист, туристом съездил в Польшу. Советую и вам.
     - Никогда!
     - Все же хотите получить деньги?
     - Я живу в Швейцарии и хорошо знаю местных банкиров. Для них двадцать
миллионов - один глоток. Да я не отдам им и марки. А потом? Потом решим, -
закончил неуверенно.
     Не хотелось возражать учителю - тот  подсказал  единственный  честный
выход из положения, - но Карл все же не мог  уяснить  себе,  как,  получив
миллионы, сможет отказаться от них; в конце концов, его не очень волновала
проблема, кому отдавать, коммунистам или благотворителям: все его естество
восставало против самой постановки  вопроса  -  отдавать,  если  он  может
приобрести себе черт знает что;  почему-то  представил  Аннет  в  длинном,
приземистом, неимоверно роскошном "крейслере", а себя за рулем, и никто не
может догнать их - посмотрел  на  потолок,  наверху  тихо,  и  эта  тишина
потрясла его, спутала все мысли.
     - Извините... - сделал попытку подняться.
     Но от Каммхубеля трудно было отделаться. Учитель спросил  его,  знает
ли он сейчас весь шифр, а если нет - кого нужно брать за  грудки,  и  Карл
ответил откровенно:
     - Честно говоря, не  представляю,  что  делать.  Нам  надо  разыскать
какого-то Людвига Пфердменгеса, а я не знаю, кем он был, кто есть и где он
вообще.
     - Людвиг Пфердменгес... - пошевелил губами учитель. - Безусловно,  он
принадлежал к элите рейха. Личности незначительной  вряд  ли  доверили  бы
такую тайну.
     - Зикс командовал корпусом СС, а потом служил в управлении  имперской
безопасности, - ответил Карл. - Пфердменгес, должно быть,  примерно  такая
же птица.
     Каммхубель  закрыл  глаза,  словно  вылавливал  что-то  из  закоулков
памяти.
     Пфердменгес... Где-то я слышал эту фамилию... Погодите,  есть  у  нас
один энциклопедист... - потянулся к  телефону,  что  стоял  на  журнальном
столике, повернул диск. - Клаус? У тебя еще совсем  свежий  полустарческий
мозг. Не вспомнишь  -  Людвиг  Пфердменгес?..  Какая-то  фигура  "третьего
рейха"? Что ты говоришь: поддерживал связи  с  Ватиканом?  И  сейчас  там?
Действительно, я вспоминаю - о нем  писали  в  газетах...  Помнишь,  когда
критиковали  "христианских  атеистов".  Живет  в  Ассизи,  да,  сейчас   я
вспомнил,  он  еще  полемизировал  с  каким-то  епископом...   Это   очень
интересно, но мы поговорим в другой раз, сейчас спешу,  я  скоро  загляну,
извини... - Каммхубель положил трубку.  Заметил  незло:  -  Действительно,
помнит почти все, но любит поговорить... Вы уже имели возможность  понять,
юноша: Людвиг Пфердменгес был одним из  высокопоставленных  представителей
"третьего рейха" в Ватикане. А теперь живет в Ассизи. Слышали о  Франциске
Ассизском?
     Карл не сводил глаз с Каммхубеля. А тот улыбался, словно читал  мысли

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.