Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

звонкий, и кусочек  безоблачного  неба,  которое,  казалось,  ворвалось  в
комнату и окрасило все  вокруг  голубизной,  даже  обычные  домашние  вещи
сделало прозрачными и невесомыми.
     Но Аннет умолкла, и небо отступило из комнаты. Словно пытаясь догнать
его, Карл подошел к окну, сейчас он ощущал тепло,  исходящее  от  девушки,
оно дурманило его, но  помнил  слова  о  назойливости  и  все  же  не  мог
удержаться: дотронулся рукой до  плеча  Аннет  слегка,  готовый  в  ту  же
секунду отнять ладонь, но Аннет прижалась к его пальцам щекой,  может,  на
один лишь миг и сразу же соскочила с подоконника.
     Карл все еще стоял растерянный, а она уже засуетилась, собирая вещи.
     - Нам придется заехать  во  Франкфурт.  -  И,  увидев,  что  Карл  не
понимает,  объяснила:  -  Документы...  Несколько   дней   на   оформление
документов.
     - Не страшно.
     Карл согласился бы ждать и неделю, и месяц, только бы не расставаться
с Аннет. Черт возьми, неужели он так влюбился?
     - А как посмотрит на это Гюнтер?
     - Мы его сейчас спросим. Думаю, Гюнтер тоже будет рад.
     Аннет посмотрела внимательно: что это - проявление  благородства  или
детское простодушие? Но не стала спорить.
     Карл выглянул в коридор, позвал:
     - Гюнтер, ты еще жив?
     Тот открыл дверь.
     - Можно не мешать?.. -  процедил  сквозь  зубы.  Ему  неприятно  было
видеть сияющее лицо Карла и рядом  такую  же  радостную  улыбку  на  устах
Аннет.  Почувствовал  свое  превосходство,   каким   утешался   во   время
спектаклей, когда входил в роль, а он и на  самом  деле  вошел  в  роль  -
размышлял о пьесе, и она все еще стояла перед глазами. И  сказал  то,  что
думал, - ему было безразлично, как воспримут это Карл и Аннет, говорил  не
им, а будто в переполненный зал, даже всему человечеству: - Я  только  что
понял... Да, эта мысль засела  мне  в  мозг  и  представляться  при  явной
парадоксальности единственно правильной... Все говорят, пишут, доказывают:
настоящий талант неотделим от  гуманизма.  Глупости!  Талант  должен  быть
злым! Да, всем нам не хватает порядочной порции злости, злости  совершенно
определенной - вместе  с  талантом  она  будет  бить  в  цель,  уничтожать
подлость и разрушать власть имущих и, главное, вдохновлять тех,  кто  идет
за талантом, кто сочувствует  ему.  Талантливый  гуманист  -  вредный,  он
размягчает людей, убаюкивает, а злой и гневный - зовет на баррикады!
     - Однако же, - возразила Аннет,  -  гуманность  совсем  не  исключает
злобы. Она укрепляет ненависть к врагам человека, к тем, кто унижает его.
     А Карл не выдержал и спросил ехидно:
     - Не хочешь ли ты сам стать злым пророком человечества?
     Гюнтер не воспринял ни возражения девушки, ни иронии Карла.
     - Мы воспламеним человеческие сердца, и дай бог, чтобы  пепел  Клааса
не развеялся ветром!
     - Я всегда знал, что ты талант, - сказал Карл, - но не об этом сейчас
разговор. Слушай внимательно, гений. Аннет едет с нами.
     Гюнтер опустился с небес. Какая-то тень промелькнула на его лице,  он
переспросил:
     - Фрейлейн Аннет? С нами?
     - Сегодня ночью мы двинемся в Италию.
     - Но почему в Италию? - не понял Гюнтер.
     Карл рассказал, как Каммхубель разузнал о Пфердменгесе.
     Гюнтер слушал внимательно, кивал головой,  но  никак  не  мог  скрыть
неудовольствия - этот Карл Хаген оказался болтуном, еще двое узнали о цели
их путешествия. Правда, Каммхубель - человек серьезный, от  него  вряд  ли
стоит ждать каверзы, а племянница... обыкновенная  девчонка,  симпатичная,
не возразишь, но чем красивее женщина, тем она  непостижимей  -  от  такой
можно ждать любых выкрутасов.
     Гюнтер вымученно улыбнулся.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.