Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

парней.
     Отец Людвиг вышел из-за дерева, махнул рукой послушнику, чтобы исчез.
Улыбнулся  и  поклонился  посетителю:  сделал  жест,  который  можно  было
расценить  как  желание  благословить,  но  молодой   человек   никак   не
отреагировал на него, и духовник указал ему на скамейку под кипарисом.
     Карл подождал, пока духовник сядет, и опустился рядом.
     Отец Людвиг первый нарушил молчание:
     - Мне передали, что у вас есть ко мне какое-то дело...
     Карл огляделся  по  сторонам  и,  не  увидев  никого,  придвинулся  к
священнослужителю и спросил шепотом:
     - Видели ли вы черный тюльпан?
     Какая-то тень промелькнула  в  глазах  отца  Людвига.  Но  только  на
секунду, потому что и дальше смотрел вопросительно и остро. Если  он  знал
пароль, то проявил удивительную выдержку.
     - Ну а если и видел? - еле пошевелил губами.
     - Неужели вы не припоминаете?
     Кожа на черепе отца Людвига разгладилась.  Он  улыбнулся  Карлу,  как
ребенку, казалось, сейчас погладит его по головке.
     - Я уже вышел из возраста, когда играют  в  прятки.  Меня  интересуют
только книги.
     - Но вы должны помнить пароль, который дал вам Кальтенбруннер!  -  не
выдержал Карл. - И назвать мне две цифры шифра.
     Отец Людвиг и дальше продолжал смотреть кротко.
     - Но я никогда в жизни не видел Кальтенбруннера,  если  вы  имеете  в
виду того... - неуверенно качнул головой.
     - Да, обергруппенфюрера Эрнста Кальтенбруннера,  -  подтвердил  Карл.
Позиция монаха обескуражила и одновременно разозлила его: зачем же играть?
- Вам доверили тайну государственной важности, и вы должны назвать мне две
цифры.
     Кожа на черепе монаха собралась в морщинки.
     - Цифры шифра? - проворчал. - Вы имеете в виду... - Вдруг взгляд  его
просветлел: отец Людвиг вспомнил или наконец сообразил, что от него хотят.
От банковского шифра?
     Карл кивнул  машинально  и,  увидев,  как  загорелись  глаза  монаха,
пожалел, что сразу выдал себя.
     - Я не знаю, что означают эти две цифры, вы должны назвать их, и все,
- попробовал исправить ошибку Карл.
     - И кто же послал вас ко мне?
     - Не имею права назвать.
     Церковник посмотрел на него вопросительно. Задумался, не отводя глаз.
Неожиданно спросил:
     - Вас послали только ко мне? Или еще к кому-нибудь?
     - Вы хотите знать больше, чем вам полагается, - улыбнулся Карл.
     Монах сокрушенно покачал головой.
     - Вы еще совсем молодой человек, и так мне...
     - Цифры! - жестко оборвал его Карл.
     Наверно, отец Людвиг принял решение, так как погладил ладонью череп и
произнес примирительно:
     -  Хорошо.  Но  нам  придется  проехать  тут  недалеко...  километров
тридцать... Я сам отвезу вас.
     - Зачем? Неужели вы не помните цифры и пароль?
     Монах улыбнулся. Теперь его глаза не скрывались за  веками,  смотрели
приветливо, открыто.
     - Мне приятно видеть вас, юноша, одного из нашей молодой гвардии. И я
не  отпущу  вас  так,  у  нас  есть  райский  уголок,  поедем,  поужинаем,
поговорим...
     Карл хотел отказаться, сославшись на то, что его ждут,  но  церковник
смотрел действительно приветливо, в конце концов, он мог ставить условия -
если не захочет назвать цифры,  его  не  заставит  сделать  это  сам  папа
римский!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.