Случайный афоризм
Писатель может сделать только одно: честно наблюдать правду жизни и талантливо изображать ее; все прочее - бессильные потуги старых ханжей. Ги де Мопассан (Анри Рене Альбер Ги Мопассан)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Но у меня мало времени, - все же попытался возразить Карл.
     - Вы не один в Ассизи? - спросил отец Людвиг.
     Какой-то подводный риф скрывался в этом вопросе,  и  Карл  на  всякий
случай соврал:
     - Те, кто послал меня, считают,  что  такое  деликатное  дело  нельзя
поручать нескольким.
     - Естественно, - подтвердил отец Людвиг. - Поехали, мой юный друг,  -
сказал льстиво, будто Карл и на самом деле был дорогим гостем. Пошутил:  -
Вы знаете, тяжело расставаться с тайной, которую сохранял столько лет.
     Карл кивнул. Монах  был  прав,  и  было  бы  нелепо  отказываться  от
приглашения.
     Отец Людвиг  провел  его  через  парк  к  монастырским  хозяйственным
постройкам и попросил подождать возле ворот. Сам вывел из  гаража  неновую
уже машину, подозвал служителя и что-то сказал ему. Служитель направился к
телефонной будке,  монах  выехал  на  "форде"  за  монастырские  ворота  и
пригласил сесть Карла.  Повел  машину  по  узким  безлюдным  улочкам.  Они
обогнули город и выскочили на шоссе, вдоль которого тянулись  виноградники
и оливковые рощи. "Форд" надрывно ревел, взбираясь на  гору,  оставляя  за
собой шлейф белой пыли.
     - У  меня,  -  небрежно  кивнул  головой  отец  Людвиг,  -  там  есть
прекрасное вино. Такого в Италии нигде больше не найдете.


     Пошел одиннадцатый час, а Карл все  не  возвращался,  и  Аннет  стала
волноваться. Гюнтер не подавал вида, но и  он  тоже  забеспокоился:  может
быть, им следовало идти вдвоем, по крайней мере, прикрывал бы Карла.
     В двенадцать они  уже  поняли:  что-то  случилось.  Аннет  предложила
сообщить полиции, но Гюнтер, резонно ссылаясь  на  происшедшее  в  Загене,
отказался.
     Карл не появился и утром. В шесть Аннет постучала Гюнтеру в  номер  -
она не ложилась всю ночь, и они вышли на улицу.
     "Фольксваген" стоял там, где  его  поставили  вчера  вечером.  Гюнтер
обошел вокруг него, зачем-то постучал ключами о стекло и предложил:
     - Ты пойдешь в  полицию  и  спросишь  о  Карле.  Не  называя  фамилии
Пфердменгеса.
     - Почему?
     - Возможно, мы зря волнуемся и вмешательство полиции  испортит  Карлу
всю игру.
     - Но он мог хотя бы позвонить...
     Гюнтер только развел руками. Да и что ответить?
     Сонный  карабинер  долго  не  мог  понять,  что  надо  этой  красивой
синьорине. Поняв, отрицательно покачал головой. Ночью не произошло никаких
случаев, никто не звонил, и все в городе спокойно.
     Как зовут синьора, который пропал? Карл Хаген, швейцарский подданный?
Странно, а сколько  ему  лет?  Боже  мой,  карабинер  подмигнул;  в  таком
возрасте парни иногда знакомятся с девушками и не спешат домой. Нет, он не
настаивает на своей версии и не хочет огорчать  синьорину,  но  пусть  она
подождет.
     Что ж, в этом совете было рациональное зерно, однако  полицейский  не
знал, куда и к  кому  пошел  Карл  Хаген.  А  она  знала  и  не  могла  не
представлять историй одна другой  страшнее,  и,  если  бы  не  было  рядом
Гюнтера, не выдержала бы и уже давно побежала к отцу Людвигу.
     В восемь часов Гюнтер предложил  позавтракать,  и  Аннет  согласилась
только потому, что не могла больше терпеть вынужденную бездейственность  -
почти ничего не ела и смотрела на Гюнтера, удивляясь: как мог он жевать  и
пить, да еще и подтрунивать над итальянской кухней?
     Опорожнив чашку кофе, Гюнтер вытер губы бумажной салфеткой и сказал:
     - Насколько я понимаю, у нас  есть  два  выхода:  или  идти  к  этому
Пфердменгесу, или отыскать того... послушника  и  попробовать  выведать  у
него что-нибудь.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.