Случайный афоризм
Писать - всё равно что добывать жемчуг, а публиковать написанное - всё равно что метать его перед свиньями. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Лицо послушника расплылось в  улыбке.  Переступив  с  ноги  на  ногу,
произнес с сожалением:
     - В это время никак не могу.
     - Почему?
     - Должен отвезти отца Людвига.
     - А позже? - Аннет кокетливо опустила глаза. - Отец  Людвиг  вернется
вечером?
     - Он нет, но я буду здесь.
     - А если ваш учитель передумает?
     - Его не будет несколько дней, - заверил послушник. - Я только отвезу
его, а сам назад. Вы надолго в Ассизи?
     - Еще не знаю... - вздохнула Аннет.
     - Я вам покажу все ассизские святыни. - Послушник  спрятал  в  карман
четки. - Кроме того, у меня есть мотороллер, - предложил нерешительно, - и
мы сможем...
     - О-о, как чудесно! - захлопала  в  ладоши  Аннет.  -  Так  когда  мы
встретимся?
     - В пять у входа в собор.
     - Отлично.
     Послушник поклонился и засеменил прочь. Девушка смотрела  ему  вслед,
юноша перед тем, как повернуть за угол, оглянулся и кивнул издалека.
     Аннет, вспомнив  его  жадные  глаза,  прищурилась.  Махнула  Гюнтеру,
который вертелся чуть ли не рядом, и направилась  к  отелю.  Почувствовала
такую усталость, что села бы здесь прямо на мостовую и не  двигалась.  Еле
поднялась к себе на второй этаж и упала в кресло.  Гюнтер  стоял  рядом  и
молчал. Аннет была благодарна ему за то, что не спешил.
     - Вчера вечером монах ездил куда-то - начала, и сразу  вся  усталость
исчезла, будто хорошо проспала всю ночь и только  что  приняла  душ.  -  И
сегодня уезжает сразу после обеда.
     - Ну и что? - не понял Гюнтер.
     - Как же ты не можешь сообразить? Вчера  вечером  Пфердменгес  исчез.
Если бы Карл остался в Ассизи,  пришел  бы  в  отель.  Следовательно,  они
поехали вместе, и Карл не вернулся.  Ездили  куда-то  недалеко,  поскольку
отец Людвиг ночью был уже в монастыре. Сегодня монах снова едет,  наверно,
туда же. Кроме того, предупредил, что будет отсутствовать несколько дней.
     - Что-то в этом есть, - потер лоб Гюнтер. - Хотя... Расскажи,  о  чем
ты разговаривала с прощелыгой в сутане? Он  почти  облизывался,  глядя  на
тебя!
     - Оставь...  -  недовольно  поморщилась  Аннет.  -  Я  назначила  ему
свидание в пять, и если нужно еще что-нибудь вытянуть  из  него...  -  она
взяла предложенную  Гюнтером  сигарету,  хотя  и  не  курила,  затянулась,
закашлялась. Бросила и повторила в деталях разговор с послушником.
     Гюнтер слушал, не перебивая, сделал вывод:
     - Хитрый, пройдоха. Ты права, за святым отцом надо следить. Жаль,  не
узнала, куда они едут.
     - Говорил, недалеко. Я думала: не стоит расспрашивать.  Еще  передаст
своему учителю, и если за этим что-то кроется...
     - Правильно, - похвалил  Гюнтер.  -  Итак,  послушник  назначил  тебе
встречу...
     - Не паясничай! Сейчас около одиннадцати? В монастыре обедают в  два,
ты иди, а я немного отдохну...
     В два часа они поставили "фольксваген" в ряд с другими  машинами  под
желтым рекламным щитом заправочной станции, на которой черный змей выдыхал
ярко-красное пламя.
     Миновать эту станцию отец Людвиг не  мог,  только  после  нее  дороги
расходились в трех направлениях: налево - на Терни и затем Рим, прямо - на
Флоренцию и направо - в горы.
     Аннет заставила заднее  сиденье  какими-то  коробками,  бросила  туда
плащи и уселась на сиденье так, что ее  совсем  не  было  видно.  Сама  же
видела все, что делалось на шоссе за "фольксвагеном".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.