Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     А Карл сидел, уставившись в пол, и не знал, что  сказать.  Он  принял
решение отречься от отцовских денег, поскольку от них на расстоянии  пахло
преступлением: каждый порядочный человек  отказался  бы  от  них,  а  Карл
считал себя порядочным, более того, прогрессивным, иначе и быть не могло -
он работал в либеральной бернской газете,  вел  театральные  обозрения  и,
говорят, добился явных успехов на этом поприще: в театрах с ним считались,
даже побаивались его острых рецензий. Но Карл сам себе не  признался,  что
подтолкнуло его к сегодняшнему разговору с матерью. Вернее, он знал, что -
перспектива получить двадцать  миллионов  марок.  Именно  эта  цифра  была
написана на клочке бумаги, вложенном  в  отцовское  письмо,  которое  Карл
получил однажды одновременно с сенсационным  известием  прессы  об  аресте
Франца  Ангеля.  В  конверте  также  лежала  записка:  отец  просит  Карла
сохранить этот клочок бумажки - и все.
     Тогда Карл не придал значения  этому  письму.  Равнодушно  посмотрел:
напечатанные на машинке три фамилии, пометки карандашом через весь листок.
     "Наверно, деловая бумага", - подумал  он.  Немного  удивился,  почему
отец прислал ее именно ему, ведь раньше никогда не посвящал  сына  в  свои
дела.
     Карл спрятал письмо в стол и вспомнил  о  нем  позже,  когда  процесс
приближался к концу  и  стали  известны  некоторые  подробности  отцовской
поездки в Австрию. Выяснилось, Франц  Ангель  нацелился  на  спрятанные  в
"Альпийской крепости"  фюрера  эсэсовские  сокровища.  И  не  без  успеха.
Журналисты пронюхали, что  он  со  своими  подручными  нашел  контейнер  с
секретными документами главного управления имперской  безопасности,  среди
которых находились списки так называемых "троек".
     Карл и раньше слыхал об этих "тройках". В конце сорок четвертого года
эсэсовцы переправили часть награбленных  ценностей  в  Швейцарию,  положив
значительные суммы на шифрованные счета. Каждый  член  "тройки"  знал  две
цифры из шести.  И  больше  ничего!  Списки  "троек"  в  одном  экземпляре
хранились   у   шефа   главного    управления    имперской    безопасности
обергруппенфюрера СС Эрнста Кальтенбруннера.
     Одну из этих "троек"  знал  только  бернский  журналист  Карл  Хаген.
Сомнений не было - отец успел изъять из контейнера  документ  и  переслать
его сыну.
     Карл догадался об этом, сидя в редакции и читая очередной репортаж  о
процессе. Поняв, что имеет ключ к  эсэсовским  сокровищам,  разволновался.
Во-первых, мелькнула мысль: грязные деньги, необходимо немедленно сообщить
об этом, отдать их. Но сразу остановил себя: шифрованный  счет...  Банк  -
государство в государстве, он пошлет ко всем чертям того, кто  не  назовет
все шесть  цифр.  Банк  не  интересует,  кто  положил  деньги.  Каждый  из
"тройки", обозначенной в списке, привлечет Карла к ответственности, только
посмеется над ним: выдумка, бред, клевета!
     Карл бросил работу и поспешил домой. С нетерпением вынул из  конверта
бумажку. Прочитал:

                           "Рудольф Зикс;
                           Людвиг Пфердменгес;
                           Йоахим Шлихтинг".

     И наискосок (сейчас Карл понял) рукою Кальтенбруннера:

                "20 миллионов марок. Юлиус Бар и Кo"

     Юлиус Бар и Кo. Одна из самых солидных банковских контор в Цюрихе.  И
двадцать миллионов марок! Казалось, протяни руку и получишь...
     Карл сидел, курил и, казалось, ни о чем не думал.  Призрак  миллионов
маячил перед ним, дразнил, убаюкивал, обещал неизведанные, какие-то совсем
новые ощущения, хотелось сразу что-то предпринять и одновременно лень было
подняться с кресла, блаженная истома наполнила его.  Так  бывает:  радость
ошеломляет, расслабляет, в такие минуты из человека можно  вытянуть  какое

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.