Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Эта встреча состоялась перед  самым  заседанием  руководящего  центра
НДП. Услыхав, для чего назначил ему свидание Карл, Шлихтинг обрадовался  и
разволновался, даже расчувствовался. Он считал, что все уже  погибло  -  и
списки, и деньги, и пароль, - и надо же такое...
     Попросил  Карла  побыть  на  заседании  и  затем  отрекомендовал  его
партийным руководителям как представителя одного из зарубежных центров. Не
хотел  ни  на  секунду  расставаться  с  ним,  пока  они  не   договорятся
окончательно. Как понял Карл, Шлихтинг занимал в партии чуть ли  не  такое
же положение, как и официальный ее вождь фон Тадден,  -  он  был  мозговым
центром НДП, разрабатывал ее программу и направлял деятельность, а главным
образом, как бывший промышленник, осуществлял связи партии с промышленными
магнатами: без их финансовой поддержки на деятельности  неонацистов  сразу
можно было поставить крест.
     Карл несколько секунд наблюдал за красноречивыми жестами Шлихтинга  -
да, этот продумал все до конца, и его не собьешь с избранного пути. Где-то
в глубине души он знает, чем закончится их авантюра, но все же не верит  в
возможность позорного конца,  надеется  на  счастливый  лотерейный  билет,
пусть один из тысячи,  но  кому-то  он  все-таки  должен  выпасть!  Такому
наплевать, что погибнут миллионы, - лишь бы выжил он.
     Но о чем продолжает говорить Шлихтинг? Карл прислушался.
     - Одна из наших неотложных задач, - Шлихтинг  сел,  положив  руки  на
стол: они, казалось, жили отдельно от него, сами двигались  и  постукивали
ногтями по полированному дереву, - да,  одна  из  неотложных  наших  задач
заключается в укреплении союза партии с бундесвером.  Наше  военное  бюро,
господа, утверждает, что каждый четвертый  немецкий  военнослужащий  готов
поддерживать НДП. Два генерала и пять полковников вступили в  партию,  это
первый шаг, первый ручеек, который, надеюсь, станет полноводной рекой. Ибо
чего   может   достигнуть   настоящий   офицер   при   нынешнем   немецком
правительстве? Дослужиться  до  полковника,  получить  пенсию.  Настоящему
офицеру нужна война, мы начнем ее, и  офицеры  будут  стоять  перед  нашей
штаб-квартирой в очереди за фельдмаршальскими жезлами!
     - Будут стоять! - грохнул по столу кулаком один из присутствующих.  -
Но мы дадим их только достойным!
     - Браво, Радке! - Шлихтинг зааплодировал. -  Под  конец,  господа,  я
хочу проинформировать вас, что переговоры, проведенные нами  с  некоторыми
представителями финансовой  олигархии,  завершились  успешно.  Наша  касса
пополнилась новыми взносами, которые позволят нам не  скупиться  во  время
выборов в ландтаги, а в перспективе и в бундестаг.
     Карл вспомнил, как перед съездом Шлихтинг старался выведать  у  него,
какая сумма лежит на шифрованном счету, говорил, что их партия  продолжает
дело "третьего рейха", она законный наследник и имеет право на все деньги.
Но глаза его при этом бегали и ощупывали Карла: тот  понял  все  с  самого
начала, ухищрения Шлихтинга лишь смешили его,  и  он  положил  конец  этим
уловкам: спросив прямо:
     - На какую сумму рассчитываете вы лично?
     Шлихтинг  не  покраснел,  не  смутился,  не  оправдывался   насущными
интересами партии.
     - Не меньше трех миллионов марок! - ответил с достоинством.
     "Чем важнее фигура, тем больше аппетит", - понял Карл. Действительно,
Пфердменгес запросил только миллион, а этот - втрое больше. Карл  не  стал
торговаться со Шлихтингом. Думал: черт с ними - с  Пфердменгесом,  который
со вчерашнего вечера засел  в  гостиничном  ресторане,  и  с  этим  нового
образца фашистом. Терпеть осталось  только  день:  завтра  они  вылетят  в
Цюрих, он бросит им в рожу деньги, только бы никогда больше не видеть,  не
слышать, не встречаться...
     Но сейчас, наблюдая, как прощается Шлихтинг со своими коллегами, Карл
сжимал руки так, что трещали пальцы в суставах; знал, что не простит  себе
этого, что Шлихтинг и Пфердменгес будут сниться ему,  точнее,  не  они,  а
расстрелянные негры и будущие жертвы новых немецких  концлагерей,  которые
непременно создадут неонацисты. Они бросили бы за колючую проволоку и его,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.