Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Карл вышел из отеля и проследовал к стоянке такси. Слава богу, там не было
ни одной машины, и Гюнтер, стараясь не попадаться другу  на  глаза,  успел
добраться до автостоянки и залезть в "фольксваген". Оттуда  хорошо  видел,
как нетерпеливо переступал Карл с ноги на  ногу.  Наконец  подошло  такси,
Гюнтер врезался в транспортный поток сразу за ним - их разделяли всего две
или три машины. Таксист шел быстро, и Гюнтеру пришлось хорошо попотеть: не
зная города, трудно сразу сориентироваться, но все же Гюнтер не упустил из
виду такси.
     Карл вышел на  Кроненштрассе  и  направился  к  стеклянной  двери,  у
которой толпилось полтора десятка человек.
     Гюнтер втиснул "фольксваген"  между  мышиного  цвета  "мерседесом"  и
какой-то длинной современной машиной. Увидев, что Карл исчез за стеклянной
дверью, закурил и со скучающим видом подошел к молодчикам, толпившимся  на
панели. Его обогнал седой высокий мужчина - молодчики  расступились,  один
даже открыл двери.
     - Штандартенфюрер Готшальк, - сказал  кто-то  почтительно,  и  Гюнтер
понял, что за стеклянными дверями собираются либо  бывшие  эсэсовцы,  либо
члены какого-то землячества.
     Гюнтер занял место на краю панели и, выбрав  удобный  момент,  открыл
дверцу "опеля", помогая выйти из машины человеку в хорошо сшитом  костюме.
За ним выпрыгнула средних лет женщина, глянула на Гюнтера, тот  поклонился
вежливо и прошел с независимым видом рядом с этой парой  мимо  молодчиков,
которые услужливо расступились.
     Большой темноватый зал был заполнен на две трети - Гюнтер пристроился
в последнем ряду и внимательно осмотрелся,  но  не  заметил  Карла.  Почти
сразу присутствующие зааплодировали - на сцену вышел какой-то человек.
     - Шлихтинг, - прошептал  сосед  Гюнтера  в  волнении,  -  сам  Йоахим
Шлихтинг!
     Гюнтеру показалось: сейчас  Шлихтинг  поднимет  руку,  бросит  в  зал
"зиг!", и сотни присутствующих, как во  времена "третьего рейха",  заревут
"хайль!" Но дело ограничилось аплодисментами и отдельными выкриками.
     В это время в зале появился Карл. Он вышел из боковой узкой  двери  у
самой сцены и сел на свободный стул в первом ряду.
     Гюнтер не слушал Шлихтинга. Его всегда раздражали  речи  политиканов,
считал их всех демагогами, мог  сидеть  в  нескольких  шагах  от  оратора,
смотреть ему в глаза и не слушать - отключаться  полностью,  мог  в  такие
минуты даже повторять роль или придумывать меткие реплики.
     Гюнтер  уже  давно  понял,  что  последний  из  "тройки"  -  один  из
неонацистских бонз. Вряд ли Карл по собственной инициативе пошел бы на это
собрание и вряд ли его пропустили бы без разрешения в помещение  за  узкой
дверью, которую охраняют  два  здоровенных  молодчика.  Следовательно,  он
встретился уже с человеком, который знает две последние цифры,  и  завтра,
самое позднее послезавтра они вернутся в Швейцарию  и  станут  владельцами
банковского счета. Это же черт знает что такое, сегодня он бедняк,  нищий,
а завтра может открыть собственный театр!
     Шлихтинг закончил, его проводили бурными аплодисментами, он подошел к
краю сцены и подал какой-то знак (Гюнтер мог поклясться) Карлу,  поскольку
тот сразу подхватился и двинулся к узким дверям, которые  открыл  один  из
охранников.
     Гюнтер вышел на улицу. Поспешил к себе в "фольксваген". Из стеклянных
дверей стали выходить люди,  наконец,  появился  и  Карл  в  сопровождении
Йоахима Шлихтинга. Сел вместе с ним в длинную черную машину.
     Что ж, все встало на свои  места.  Йоахим  Шлихтинг  -  последний  из
кальтенбруннеровской "тройки".
     Сейчас Гюнтер мог  ехать  домой,  но,  вспомнив  историю  со  "святым
отцом", двинулся за роскошным черным лимузином.
     Шлихтинг не спешил.  Вскоре  начались  тихие  фешенебельные  кварталы
Ганновера, и Гюнтер не боялся потерять из виду черный лимузин, шел  метров
за сто - уже совсем стемнело, и если бы Карл даже оглянулся, все равно  не
узнал бы свой желтый "фольксваген".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.