Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Лимузин остановился возле  дома  за  чугунной  оградой,  Гюнтер  тоже
притормозил и увидел, как из  машины  вышел  Шлихтинг.  Лимузин  с  Карлом
двинулся в сторону центра. Попетляв немного, они  неожиданно  для  Гюнтера
вынырнули на улицу, где был их отель "Корона".
     Гюнтер поставил "фольксваген" на место  и  поднялся  лифтом  на  свой
этаж. Карла не было в номере, и Гюнтер постучал  в  дверь  комнаты  Аннет.
Никто не ответил. Гюнтер нажал на ручку, и дверь поддалась. Он  переступил
порог и хотел подать голос, но услышал такое, что заставило его скользнуть
в темную прихожую и тихонько прикрыть за собой дверь.
     Говорил Карл. Гюнтер четко слышал каждое  слово,  стоял,  держась  за
ручку, и смотрел на полоску света, падавшую из ярко освещенной  комнаты  в
прихожую через узкую щель приоткрытых дверей.
     - Если я возьму эти деньги, - говорил Карл, - я возненавижу  себя  на
всю жизнь, но нельзя же существовать, не уважая самого себя! Скажи, Аннет,
как мне поступить?
     Аннет ответила сразу:
     - Я знала, что ты придешь к такому выводу, потому что верила  в  твою
порядочность, милый, и мне было бы очень тяжело разочароваться.
     "Милый, - скривился Гюнтер, - уже милый..."
     Карл начал не совсем уверенно, словно раздумывая, но постепенно голос
его креп, даже появились какие-то металлические нотки.
     - Ты  видела  полковника  Пфердменгеса?  Хороший  человек  на  первый
взгляд, не так ли?  Пьет,  гуляет,  веселый...  Наверно,  сидит  сейчас  в
ресторане и ужинает с приятелями. Ты знаешь, зачем  он  приехал?  Получить
свои деньги - и айда назад, уничтожать черных! Он купит еще  плантацию  и,
чтобы охранять ее, много оружия - он будет стрелять, вешать, рубить... И в
этом помощник полковника я. Потому что я дал ему деньги, приобрел автоматы
и пули к ним!
     Гюнтер представил, как дергаются у Карла уголки губ. Что ж, по  сути,
Карл прав, но на земле почти каждый день кто-нибудь с кем-нибудь  воюет  и
кто-то кого-то убивает, а Африка далеко... Стоит  ли  забивать  себе  этим
голову?
     - Но дело не в полковнике, -  продолжал  дальше  Карл,  -  сегодня  я
отыскал третьего, знающего шифр. Он потребовал у меня сразу три  миллиона.
Потому что он умнее всех и знает, что и где можно хапануть. Я пообещал ему
их, а теперь решил не отдавать, потому что это  все  равно,  что  наточить
бритву врагу, который хочет тебя зарезать.
     - Кто он? - спросила Аннет.
     - Один из неонацистских  фюреров.  Я  читал  о  них,  но  не  обращал
внимания, да и все мы часто не обращаем внимания...
     - Кто все? - сердито оборвала Аннет. - Мы устраиваем  демонстрации  и
митинги протеста, мы боремся, хотя наше правительство, к сожалению...
     - Когда видишь все это собственными глазами, начинаешь  думать:  либо
ты сумасшедший, либо сумасшедшие вокруг.  Двадцать  лет  назад  коричневые
были еще у власти, потом все клялись, что никогда не допустят  возрождения
фашизма, сажали эсэсовцев за решетку и ставили  антифашистские  фильмы,  а
сейчас те же эсэсовцы красуются в мундирах, а фашисты под  охраной  закона
произносят речи и выдвигают требования, которым бы позавидовал сам Гитлер!
     В комнате установилась тишина.
     Гюнтер прислонился плечом к стене. Его не  взволновали  слова  Карла,
ибо в глубине души он безразлично относился и к фашистам, и к антифашистам
- верил только  себе  и  своему  умению  устраиваться.  Думал:  назвал  ли
Шлихтинг свои две цифры? И сколько же на счету,  если  Карл  пообещал  ему
даже три миллиона?
     Три миллиона - и кому?  Какому-то  бывшему  нацисту.  А  он,  Гюнтер,
которого  чуть  не   расстреляли,   получит   только   миллион.   Где   же
справедливость?
     Аннет спросила:
     - Однако почему не насторожил тебя первый визит к Рудольфу  Зиксу?  И
дядя предупреждал тебя...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.