Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Почему же ты тогда не отговорила меня от поездки в Италию?
     - Твоя правда, - вздохнула Аннет, - но мне  так  хотелось  поехать  с
вами. С тобой...
     -  Мы  сядем  в  машину  и  поедем,  куда  только  ты   захочешь,   -
примирительно сказал Карл. - И не будем думать  ни  о  деньгах,  ни...  Но
захочешь ли ты поехать со мной?
     - Неужели ты действительно так думаешь, милый?
     - А знаешь, кем был мой отец?
     Гюнтер прикусил губы: надеясь отвернуть Аннет от Карла, он  рассказал
ей о Франце Ангеле, но девушка ответила  ему  тогда  так  же,  как  сейчас
Карлу.
     - Я знаю, кто ты! - Немного  помолчала.  -  Конечно,  тень  отца  еще
витает над тобой. Особенно когда сделаешь что-нибудь плохое.
     Карл засмеялся хрипло и нервно.
     - Ты на самом деле все знаешь и не отказываешься?
     Гюнтер представил эту сцену в комнате и сжал кулаки.
     А Карл все говорил:
     - ...И ничего не стоит между  нами,  любимая.  Завтра  мы  полетим  в
Цюрих, и я переведу двадцать миллионов польскому  посольству  с  условием,
чтобы на  эти  деньги  построили  больницу.  -  Засмеялся.  -  Шлихтинг  и
полковник словно договорились: назовут мне цифры только на  пороге  банка.
Тем больше разочаруются... - Карл умолк и продолжал после  паузы:  -  Жаль
Гюнтера. Но я уверен: он все поймет и одобрит наше решение.
     Гюнтер  еле  удержался,  чтобы  не  ворваться  в  комнату.  Он   что,
мальчишка? И какое они имеют право решать за него? Его миллион -  полякам?
Миллион, с которым он уже свыкся, который как бы стал его собственностью и
принес бы ему столько счастья, радостей и удовольствий?
     У Гюнтера заклокотало в горле, поднял руки и чуть  не  закричал,  как
человек, которого грабят. Он не слышал,  что  дальше  говорят  в  комнате,
утратил самоконтроль, шагнул к двери - сейчас он ворвется  к  ним,  он  им
покажет, заставит уважать его права; в конце концов,  неужели  полякам  не
хватит девятнадцати миллионов? Что для государства миллион, который  может
сделать его, Гюнтера, счастливым?
     Но перед кем унижаться?
     Эта мысль отрезвила его, привела в чувство, и он услыхал слова Аннет:
     - ...Дядя остановился на Шаттегештрассе, где живет наша родственница,
и я переночую там. Завтра утром он выезжает в Гамбург и хотел  бы  увидеть
тебя.
     О, уже и Каммхубель приперся в Ганновер - это окончательно  разозлило
Гюнтера.  Суют  нос  не  в  свои  дела,  тоже   философы,   интеллигенция,
раскудахтались: "Боже мой, как дурно пахнет от нацистских денег!" А ты  не
нюхай!
     - Тогда поспешим, - сказал Карл.
     Гюнтер осторожно вышел за дверь.  Пробежал  по  коридору,  оглянулся,
заворачивая за угол, и чуть ли не скатился по лестнице.
     ...За столиком Пфердменгеса сидели двое мужчин. Полковник танцевал  с
какой-то раскрашенной девицей. Сев  на  место,  жадно  выпил  шампанского,
указал Гюнтеру на мужчин:
     - Мои старые друзья. Этот рыжий  -  Ганс,  а  этот  -  бывший,  хотя,
правда, все мы бывшие... Курт, мой однополчанин.
     - На минутку, господин Пфердменгес, - позвал  его  Гюнтер,  -  важное
дело.
     - Называй меня просто полковником, - небрежно похлопал его  по  плечу
Пфердменгес. - Никаких дел, сегодня отдыхаем.
     Мужчины одобрительно закивали. Гюнтер наклонился к уху  Пфердменгеса,
зашептал:
     - Хотите потерять свои пятьсот тысяч?
     Гюнтер отозвал полковника в сторону, рассказал о  разговоре  Карла  с
Аннет.
     Полковник смотрел на него, не понимая. Наконец смысл сказанного дошел

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.