Случайный афоризм
Главное призвание писателя - нести людям правду, учить и воспитывать их. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его встрече, верит, что так будет вечно, а жить Карлу  осталось  несколько
минут; ему не будет больно, он даже не поймет, что умирает, но  зачем  это
все, стоят ли эти миллионы (будь их в десять  раз  больше!)  жизни  друга,
который смотрит на тебя с любовью и откровенно симпатизирует тебе?
     Если бы Карл задержался в номере хотя бы еще минуту, Гюнтер, наверно,
не выдержал бы и сказал, что ждет его, по крайней мере,  под  каким-нибудь
предлогом не позволил бы сесть в "фольксваген". Но Карл спешил  -  он  уже
вышел из отеля и остановился возле светофора. Ожидая зеленый свет, помахал
кому-то рукой. Гюнтер посмотрел кому и... увидел Аннет.
     Она шла  по  самому  краю  панели  в  короткой  зеленой  юбке,  белой
кофточке, тоненькая и красивая, как белая роза на зеленом стебельке. Шла и
махала Карлу рукой.
     Карл побежал на желтый свет: вынырнул из-под машины, которая чуть  не
задела  его,  взял  Аннет  за  руку,  и  они  направились  к  стоянке,   к
канареечному "фольксвагену", начиненному взрывчаткой.
     Дрожащими руками Гюнтер потянул на себя оконную  раму.  Почему-то  не
поддавалась, а ведь он только что закрыл окно, - дергал  изо  всех  сил  и
только через несколько секунд сообразил, что надо поднять задвижку.
     Когда наконец перегнулся через подоконник, сообразил, что  все  равно
не услышат, не услышат даже те, кто значительно  ближе,  -  по  улице  уже
двигался утренний автомобильный поток, гудели моторы  и  шуршали  шины,  а
белая роза на зеленом стебельке плыла по  краешку  панели,  и  ее  бережно
придерживал за руку Карл.
     Вот они уж делают последние шаги, сейчас повернут на  стоянку  -  но,
может быть, полковник ошибся и что-нибудь не сработает, бывают же подобные
случаи, почему не случится такому сейчас?
     Гюнтер  стоял,  вцепившись  в  оконную  раму,  с  раскрытым  ртом   и
выпученными глазами и вдруг закричал. Только не крик, а какой-то  свист  с
клекотом вырвался из его груди,  он  зажал  рот  ладонью,  испугался,  что
кто-нибудь услышит его и посмотрит с улицы, отшатнулся  в  глубь  комнаты,
схватился за спинку стула и не сводил глаз с  тех,  кто  уже  стоял  возле
желтой машины.
     Аннет обошла "фольксваген", сейчас Гюнтер не видел ее,  на  мгновение
ему стало легче - вдруг он не заметил и она отошла? Карл отомкнул  дверцу,
открыл  противоположную,  наверно,  протянул  руку  Аннет  -  сам   Гюнтер
непременно сделал бы то же, чтобы лишний раз ощутить тепло девичьей руки и
легкое благодарное пожатие, - они там сейчас улыбаются друг другу, - боже,
зачем он вчера послушался полковника?
     Карл прикрыл  дверцу,  и  в  тот  же  миг  "фольксваген"  подбросило,
полыхнул огонь, и Гюнтер почувствовал, будто его больно толкнуло в грудь -
выпустил спинку стула, зашатался и в  изнеможении  сел  на  пол.  Прижался
щекой  к  холодным  паркетинам,  от  которых  противно   пахло   мастикой,
всхлипывал и дрожал в нервном возбуждении.
     В двери застучали, но не было сил подняться...
     - Гюнтер! - раздался голос полковника. - Откройте, Гюнтер!
     Только тогда Гюнтер  оторвал  щеку  от  пола  и  с  трудом  поднялся,
непослушными пальцами повернул ключ.
     За  спиной  полковника   стояла   встревоженная   горничная.   Гюнтер
почувствовал, что горничная может кое-что прочитать на  его  лице,  сделал
над собой усилие, улыбнулся и спросил:
     - Что случилось? Вы стучите, словно пожар. Я был в ванной...
     - Несчастье! -  воскликнул  Пфердменгес.  Гюнтер  удивился,  с  какой
естественностью полковник разыгрывает свою роль. - Взорвался "фольксваген"
Карла!
     - Как взорвался? - Гюнтер изобразил удивление. - Когда  взорвался?  А
где Карл?
     - Вы ничего не слышали? - удивилась горничная.  -  Я  думала,  что  в
окнах повылетают стекла.
     - Я был в ванной... Карл только что  заходил  ко  мне...  Он  куда-то
собирался... Подождите, вы ничего не напутали?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.