Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я завтракал, когда услышал взрыв, - объяснил Пфердменгес. - Выбежал
на улицу - возле стоянки толпа... Бегут полицейские... Я - туда  и  увидел
изуродованный  "фольксваген"  Карла.  Ну,  дым,  огонь,  служитель   тащит
огнетушитель... По-моему, в машине кто-то был...
     Гюнтер закрыл лицо руками.
     - Карл... Карл...
     ...Стоянку уже окружили полицейские. Гюнтер протиснулся к инспектору.
Сказал встревоженно:
     - На этом "фольксвагене" мы прибыли из Швейцарии.  Что  случилось?  И
что с Карлом?
     - Вы хотите сказать, что знаете владельца этой машины?
     Инспектор ощупал Гюнтера внимательным взглядом.
     - Да, мы вместе приехали из Швейцарии.
     Инспектор подтолкнул его к брезенту, которым  было  прикрыто  что-то,
поднял край. Гюнтер знал, кого ему покажут, и готовился к  этому,  но  то,
что увидел, заставило его отшатнуться и заслонить лицо руками.
     - Они... - У Гюнтера вытянулось лицо, глаза налились  кровью.  Почему
ему показали это?
     - Кто они? - уже дважды спрашивал инспектор.
     Гюнтер смотрел, моргал глазами, и ноги у него подкашивались.  Наконец
понял, что требует полицейский.
     - Карл Хаген, - с усилием  выдавил.  -  Швейцарский  журналист.  Карл
Хаген из Берна.
     - А женщина?
     - Аннет Каммхубель... студентка... Франкфуртский университет...
     - Жили в "Короне"?
     - Да.
     - Пройдемте с нами.
     Они вышли за цепь полицейских и сразу попали под  перекрестный  огонь
репортеров. Гюнтер шел, опустив голову, и старался не слушать их вопросов.
Думал: хорошо, что старый Каммхубель уехал в Гамбург. Пока полиция  выйдет
на учителя и все поймет, он успеет побывать у Рудольфа Зикса и  вытянет  у
него две цифры. О Шлихтинге никто ничего не  знает.  Карл  не  назвал  его
имени ни Каммхубелю, ни Аннет, следовательно, тайна шифра известна  только
троим, а  все  остальное  не  должно  волновать  Гюнтера.  В  полиции  нет
основания задерживать его  -  завтра  он  съездит  в  Заген,  затем  сразу
вернется в Швейцарию, куда прибудут Шлихтинг и Пфердменгес. Все продумано,
все идет по плану: главное - спокойствие, не выдать  себя  ни  словом,  ни
жестом. Карл Хаген был другом Гюнтера Велленберга, его трагическая  гибель
не могла не потрясти друга - вот линия поведения...
     Гюнтер уже вошел в роль, ему и на  самом  деле  стало  жаль  Карла  и
Аннет, он любил их и мог сейчас поклясться в этом - белая роза на  зеленом
стебельке... Но почему вдруг задрожали мышцы  на  обожженном  лице  Карла?
Неужели он подмигивает?
     Это видение было таким зримым и реальным, что Гюнтер невольно схватил
инспектора за плечо, смотрел расширенными от  страха  глазами  и  бормотал
что-то невразумительное. Тот понимаюше пожал ему руку.
     -  Все  бывает,  -  попробовал  успокоить.  -  Но  вы  ведь  мужчина,
держитесь!
     Вместе с портье они поднялись на лифте на четвертый этаж, где их  уже
ждали вездесущие  репортеры.  Инспектор  приказал  освободить  коридор,  и
только после этого портье открыл дверь номера Карла.
     Возле шкафа стоял открытый, но уже упакованный чемодан. Кровать  была
аккуратно застелена. На вешалке -  плащ,  несколько  газет  на  журнальном
столике под торшером, рядом начатая коробка  конфет  и  недопитая  бутылка
вина.
     Инспектор посмотрел на все это, распорядился снять отпечатки пальцев.
Спросил Гюнтера:
     - Когда вы собирались уезжать?
     - Сегодня.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.