Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сообщение, что  врачи  признали  его  психически  больным.  На  этом  след
обрывался, Карлу удалось только установить, что младший  брат  Рудольфа  -
Ганс-Юрген Зикс живет в городе Загене,  земля  Верхний  Рейн,  и  является
владельцем довольно большой и перспективной фирмы готовой одежды.
     На имя Йоахима  Шлихтинга  Карл  наткнулся  только  раз:  в  связи  с
реорганизацией  одного  из  гамбургских  концернов  сообщалось,  что   его
директор Йоахим Шлихтинг подал в отставку, поскольку  решил  остаток  дней
своих провести в имении жены под Ганновером.
     И ни одного упоминания о Людвиге Пфердменгесе...
     Фактов было, собственно говоря, мало. Карл  рассчитывал  на  большее,
однако могло случиться, что  он  натолкнулся  бы  на  извещение  о  смерти
кого-нибудь из "тройки".
     Карл  позвонил  Гюнтеру  Велленбергу  и  назначил   ему   встречу   в
журналистском клубе.
     Мысль о  Гюнтере  появилась  еще  раньше,  Карл  понимал,  что  может
случиться всякое, и ему одному будет  трудно:  в  таком  рискованном  деле
поддержка или совет друга просто необходимы - кто знает, а вдруг  придется
разыскивать Людвига  Пфердменгеса  даже  в  Южной  Америке?  Да  и  вдвоем
веселее, тем более с Гюнтером - старым другом, человеком надежным и умным.
     Гюнтера Велленберга хорошо знали в  швейцарских  театральных  кругах,
меньше - зрители, что Гюнтер объяснял косностью обывателей,  нежеланием  и
неумением подняться к вершинам современного искусства.
     Велленберг  стал   основателем   и   идейным   руководителем   нового
экспериментального театра - театра, который не имел ни денег, ни помещения
и давал представления в клубах и кафе. Труппа состояла преимущественно  из
молодых актеров, которые работали в солидных, со  сложившимися  традициями
коллективах, и собирались после спектаклей,  чтобы  огорошить  посетителей
ночных клубов необычайным зрелищем.
     Играли  без  декораций,   театральных   аксессуаров.   Гримировались,
стараясь подчеркнуть все уродливое, что есть в человеке, сами писали сцены
и скетчи, иногда острые, иногда с нечеткой социальной окраской -  копались
в темных закоулках человеческой души, выворачивали, чернили  ее,  смеялись
над любовью и верностью, считая себя чуть ли  не  революционерами,  потому
что зло бросали в лицо респектабельной публике, которая  приходила  на  их
ночные спектакли, все, что думали о ней, с определенной долей цинизма.
     Карлу нравились поиски Велленберга,  хотя  он  часто  и  не  разделял
взгляды друга, был умереннее. Иногда друзья ссорились, но ненадолго. Через
день-другой снова сходились, потому что тосковали друг без  друга,  каждый
чем-то  дополнял  другого,  даже  споры  и   размолвки   приносили   обоим
удовольствие...
     ...Гюнтер сидел на своем постоянном месте - справа от входа, пил кофе
и просматривал  журналы.  Он  всегда  по  вечерам  пил  много  кофе.  Карл
удивлялся, как может человек выпить столько и потом спать, но Гюнтер  лишь
смеялся и объяснял, что все равно ведет ночной образ  жизни,  а  до  утра,
когда он ложится, еще далеко, да и вообще кофе не мешает ему крепко спать.
     Карл  подсел  к   Гюнтеру,   и   тот   отложил   журналы,   посмотрев
вопросительно:
     - Что случилось? Мне показалось, что ты был взволнован, когда звонил.
Да и сейчас не в своей тарелке.
     Так всегда: Гюнтер был неплохим психологом и умел заглядывать другу в
душу.  Иногда  это  раздражало  Карла,  он  давал  отпор   Гюнтеру,   даже
иронизировал над его попытками сразу понять и оценить человека, но не  мог
не отдать другу должного - Гюнтер все же знал людей, замечал  их  уязвимые
места и умел ловко играть на человеческих слабостях.  Но  даже  менторский
тон Гюнтера на этот раз не  обидел  Карла.  Потому  что  знал:  сейчас  он
ошеломит Гюнтера, будет играть с ним как захочет, и так будет  по  крайней
мере в ближайшем будущем.
     Сознание  того,  что  он  может  облагодетельствовать  друга,  как-то
поднимало Карла в собственных глазах, и он не отказал себе в  удовольствии
хоть немного поинтриговать Гюнтера.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.