Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

          Я  уже  был сильно неравнодушен к Коре, поэтому легко
понять мое состояние в тот момент, когда я понял,  о  чем  идет
речь. Мать заявила, что женщине не подобает торговать спиртными
напитками, и в глазах любого нормального мужчины,  стоящего  за
стойкой бара, женщина по другую сторону стойки абсолютно лишена
привлекательности. Заочно оказалась задетой Кора,  но  даже  не
будь  этого,  я  бы  все  равно  возразил  матери: я никогда не
разделял  подобной  философии.  Я   выразил   свое   несогласие
банальнейшим  образом (банальность -- это сущая правда, за века
ставшая банальностью). Я сказал, что любая профессия  по-своему
необходима, и если мы пользуемся услугами такой женщины, значит
ее  деятельность  должна  быть  уважаема.   Лиса   презрительно
усмехнулась,  а  мать заявила, что, рассуждая подобным образом,
можно оправдать и проституцию. Я отвечал,  что  проституция  во
всех   цивилизованных   странах  запрещена  законом,  а  потому
аналогия с ней вряд ли уместна. Мать и  Лиса  не  нашлись,  что
ответить,   но   вид  у  обеих  был  глупый  и  гнусный.  Отец,
снисходительно улыбаясь, изрек какую-то "псевдодемократическую"
чушь; при этом он подмигнул мне, как бы шутливо выражая мужскую
солидарность, чем взбесил меня окончательно. Я едва  сдержался,
чтобы  не наговорить жене и родителям резких и обидных слов, но
свое несогласие с их позицией выразил вполне ясно.

          Я  всегда  презирал разговоры о достойных профессиях,
престижных местах проживания,  хороших  фамилиях.  Повторяю:  я
никогда  не  разделял подобной философии; уж очень убого обычно
выглядят ее носители; во многом они сродни людям,  доказывающим
превосходство  одной  расы над другой и тому подобную мерзость.
Напротив, очень выигрышно всегда выглядят люди,  подвергающиеся
такого   рода  нападкам.  Порой  даже  не  располагая  никакими
объективными достоинствами, они выигрывают на жалком фоне своих
хулителей.  В  нашем  семейном  споре  такой победительницей --
разумеется, лишь в моих глазах, больше  ее  никто  не  знал  --
оказалась Кора.

          Я   нахожу   крайне   сомнительными   основания   для
высокомерия не только у Лисы или моих родителей, но даже у  тех
людей,   которые   действительно   достигли  жизненного  успеха
исключительно благодаря собственным способностям. Возможно,  им
просто  повезло  в  сравнении  с  неудачниками,  и  их  таланты
оказались более приемлемыми в условиях  современного  общества.
Бесполезно  объяснять  это  моему отцу или Лисе, но от матери я
почему-то ожидал если не более гибкого ума, то хотя бы  большей
чуткости. Все-таки, моя мать...

          Сейчас,  когда,  спустя  годы,  я  пишу эти строки, я
вдруг впервые подумал о том, что жизнь фактически выбросила  за
борт дядю Ро наравне с полубезумным нищим у фонтана, которому я
не далее как сегодня швырнул в шапку несколько монет, и разница
лишь  в  том, что дядя случайно оказался от рождения достаточно
состоятелен, чтобы и "за бортом держаться на плаву".  Вместе  с
тем,  дядя  Ро несомненно располагает известными добродетелями,
современным обществом, однако, не почитаемыми. Эта мысль удачно
иллюстрирует мои предыдущие рассуждения.

          Не   берусь   утверждать,  что  после  вышеописанного
эпизода Кора полностью овладевает всеми моими помыслами  (такая
высокопарность  была  бы  излишней), но если кто и царил в моем
сердце, то это, несомненно, она. Теперь семейная жизнь тяготила

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.