Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

          Я  вовсе не уверен, что это происходило наяву, а не в
моих пьяных галлюцинациях. Я не  берусь  утверждать,  какие  из
запомнившихся мне событий того вечера были реальностью, а какие
-- иллюзией, и сколь велика роль магии Мерлина в тех  иллюзиях.
Едва  я  очутился  на сцене, Мерлин накинул мне на плечи черный
халат, зазвучала все та же  музыка,  затем  рука  факира  легко
коснулась ворота халата, а в следующее мгновенье я уже сидел на
своем месте в зале, а Мерлин кланялся, и гремели  аплодисменты.

          Дальше у меня полный провал в памяти, а очнулся я уже
в госпитале. Лечащий врач понятия не  имел,  был  ли  я  в  тот
памятный   вечер   на  шоу  Мерлина.  Он  лишь  утверждал,  что
госпитализировали  меня  в  полночь  прямо   из   казино,   где
охваченный   алкогольной   горячкой  я  буянил  и  приставал  к
незнакомым женщинам, угрожая обратить их в ничто.

          Я   пролежал  в  госпитале  несколько  дней.  Горячка
периодически возвращалась, но все реже и лишь на короткие часы.
Медсестра  потом  рассказывала,  что  в  своем  безумии  я  был
чрезвычайно  озабочен   сексуально   и   неоднократно   пытался
"вытряхнуть"   ее   из   халата.  Когда  приступы  окончательно
прекратились, я выписался из госпиталя и вернулся в  Армангфор.

          Кору  я больше никогда не видел; маленькую рюмочную в
Лисьем носу до сих пор обхожу стороной.



        Глава третья. БАРОН КРЕЙЛЬ. АШТОНСКАЯ ПРОГРАММА


	Когда на сердце тяжесть,
	И пустота в душе,
	И все надежды наши
	Растаяли уже,
	Дешевых ждем оваций
	И низменных страстей,
	Фальшивых комбинаций
	И шулерских сетей.

	Кохановер, из сборника "Огни большого города"



Эпиграф    к    третьей    части   "Современной   армангфорской
энциклопедии":

          Подлинный  художник  не  может  пребывать в разладе с
собственной  совестью  или  заниматься  тем,  что  сам  считает
недостойным.  Измена  своим  принципам  неизбежно  отразится на
стиле.  Именно  здесь  кроется  первопричина   всех   трагедий,
случающихся с творческой интеллигенцией.

Беллетрист Р.


                      * * *

          Однажды,  после  покера  у  Квачевского, барон Крейль

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.