Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                      * * *

          До  тридцати  лет  я ничего не писал, если не считать
школьных сочинений и не слишком удачных стихов, так  никогда  и
не   ставших   достоянием  широкой  читательской  аудитории.  В
молодости я просто не мог  писать.  Я  был  слишком  силен  для
этого:   располагая  исправно  функционирующей  пищеварительной
системой, я с удовольствием загружал  ее  на  полную  мощность.
Меня  всегда  где-то  ждали,  чтобы  вместе пить и есть, и я не
располагал  временем  для  более  серьезных  занятий.  Возможно
также, мне просто недоставало мудрости.

          Потребность  писать пришла со зрелостью и усиливалась
по мере того, как я сдавал физически. А сдавать я  начал  после
тридцати. После тридцати все слабеют. Наверное, потому и уходят
в этом возрасте из большого спорта.  Начинается  первая  стадия
старости,  которую люди, лицемеря сами с собой, обычно называют
"средним возрастом". Хотя как, если не  старостью,  назвать  ту
пору  в жизни человека, когда его физические кондиции неуклонно
ухудшаются. Тони  Миранья  было  тридцать  четыре  года,  когда
состоялся  его прощальный матч, на который съехались футбольные
звезды со всех концов света.  Я  помню,  как  он  плакал  после
матча,  стоя  с огромным букетом красных роз перед телекамерой.
Он не хотел уходить, но не мог больше оставаться. В тот день  я
подумал, что может напрасно я завидовал ему все эти годы: время
промчалось незаметно, и вот он уходит согбенный летами,  а  моя
литературная  карьера  еще  только  начинается.  Так  с  уходом
молодости мы разочаровываемся в некоторых  прежних  идеалах;  в
частности,  спортивная  карьера перестает казаться нам столь уж
завидной,  ибо  мы  начинаем  понимать,  что  она  даже   более
преходяща, нежели все остальное.

          Становились  ветеранами  мои  спортивные  кумиры; все
чаще и чаще оказывались моложе меня  уже  знаменитые  актеры  и
музыканты;  как-то незаметно "помолодели" телевизионные дикторы
и ведущие популярных программ; уже даже начали уходить из жизни
мои  сверстники:  мы  похоронили  Кохановера. Жизнь ставит свои
извечные вопросы: о преходящести всего земного,  о  собственном
предназначении...

          На  смену  уходящей силе приходит известная мудрость,
которую не следует путать  с  интеллектуальными  возможностями,
ибо  последние  на  старости  также  снижаются.  Вышеупомянутая
мудрость нарастает по мере физического старения и  находится  с
ним  в  обратно  пропорциональной  зависимости:  она  потому  и
усиливается,  что  человеку  требуется  больше   мудрости   для
преодоления  прежних  житейских  трудностей с помощью ослабшего
теперь уже тела. Можно заметить, что я  склонен  объяснять  это
явление  в  духе  дарвинистской теории, что видимо закономерно,
ибо в душе я всегда оставался атеистом. Мне  нравятся  подобные
логические  построения,  в  которых одновременно присутствуют и
конструктивность, и общественный вызов.

          Так  или  иначе,  но  на тридцать первом или тридцать
втором  году  жизни  я  впервые  всерьез  "взялся  за  перо"  и
неожиданно  быстро  ощутил себя в этом деле профессионалом. Мне
повезло: в считанные годы я составил себе  литературную  славу,
на  что  у  многих  моих не менее одаренных коллег уходят порой
долгие десятилетия.  Во  многом  это  вопрос  удачи.  Талант  в
литературе   --   качество   необходимое,   но   само  по  себе

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.