Случайный афоризм
Главное в модном писателе то, что он модный, а не то, что он писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подстреленных животных, а рядом с коптильней  ярко  тлели  угли
большого   костра,  и  дымился  котел  --  загодя,  ко  второму
завтраку, и восхитительный аромат чесночной  похлебки  с  дикой
козлятиной уносился в лесную чащу.
      Этот  запах  пираты  учуяли,  еще  только  приближаясь  к
поляне.
      -- Кок "Летучего голландца", несомненно, один  из  лучших
поваров  Южного  Блядовитого  океана,  --  сообщил  Концентрику
Маккормик. -- Клянусь спермой Христовой, такого не сыщешь  даже
в  Островной  Империи.  Лучше меня кормил только мой старый, до
тех пор пока Плешь его самого не скормил акулам.
      -- Сейчас мы пожрем на  славу!  --  продолжал  Маккормик,
выходя  из  лесу  и  прикрывая глаза от солнца тыльной стороной
ладони.
      -- А-а! Чтоб мне никогда больше не увидеть Поляну  Пивных
Бочек,  если  это  не  рыжий  негодяй  Маккормик!  --  радостно
приветствовал Голландец своего старого  корабельного  приятеля.
-- Кого  это  ты  привел ко мне? Крепкий парень, клянусь святым
зачатием!
      Маккормик  приказал  своему  повару  соорудить  коптильню
здесь  же,  рядом  с коптильней "союзников", а затем представил
Концентрика Голландцу и его подруге. Девка похотливо улыбалась,
разглядывая могучую фигуру  Концентрика,  а  Голландец  здорово
оживился, услышав, что пришелец -- русский.
      -- Сейчас  мы  живо проверим, какой ты русский! -- заорал
Голландец.   --   Возьми-ка   компьютер,   да   напечатай   без
орфографических    и    пунктуационных    ошибок   какую-нибудь
заковыристую   фразу;   например:   "А   хуйлишь   ты,   блядь,
пиздишь-то?"  Вот  тут-то мы тебя и проверим! У нас, брат, свои
методы!
      Концентрик оставил это предложение без внимания, и  молча
уселся  на  ковре  прямо  напротив  девицы.  Метод голландского
лингвиста  был  весьма  остроумен,  но   Концентрик   даже   не
усмехнулся:  ему  было  все  равно  --  признает  его Голландец
русским или нет.
      -- Знаем мы  твои  методы,  старый  мракобес!  --  заявил
Маккормик,  мало что, впрочем, понявший, так как тестовую фразу
Голландец, естественно, произнес на русском языке. -- Знаем  мы
твои  методы!  Из-за них-то ты и торчишь в здешних водах вместо
того чтобы заниматься научной работой на Континенте.
      -- А что я забыл на Континенте? --  парировал  Голландец.
-- Ни  баб,  ни мяса! Да и с выпивкой дело там поставлено прямо
скажем неважно.
      -- Тебе бы только дорваться до выпивки!
      -- Ничего  не  поделаешь:  такова  природа  человека,  --
философски  изрек  Голландец.  --  Меняются  условия  жизни,  а
человек все тот же: ему бы только дорваться до выпивки!
      Голландца  сперва  возмутило,  что   спутник   Маккормика
проигнорировал  его тест. Он хотел было по привычке настоять на
своем, но, взглянув на Концентрика, понял, что перед ним не тот
человек,  которым  можно  безнаказанно  помыкать.  Поэтому   он
промолчал.  Маккормик заметил это, но ничего не сказал. "Далеко
может пойти парень, с которым сам Голландец счел  за  благо  не
связываться!" -- подумал Маккормик.
      Девица  поставила  перед гостями чистые кружки и тарелки.
Тем самым она привлекла к себе  внимание  и  представилась:  ее
звали  Бубна.  Затем она налила всем островного рому из бочки и
наполнила тарелки гостей отборными кусками дичины. Причем самые
лакомые части достались Концентрику, чего он, впрочем, даже  не
заметил. Он и не мог этого понять, поскольку впервые в жизни ел

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.