Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

      -- Я  ведь  уже сказал тебе, -- отвечал Маккормик, -- что
мы пришли побаловаться с твоими. Кстати, Концентрик разыскивает
в этих водах небезызвестную тебе Аделаиду.
      Плешивый Эфиоп вдруг сделался серьезным. Они выпили.  Тем
временем,  на  палубе  зазвучала веселая фортепианная музыка, а
отдельные вопли, доносившиеся оттуда,  явно  свидетельствовали,
что  иные  горячие головы уже сошлись там "стенка на стенку", а
возможно и "каждый за себя".
      -- Попользовался и отдай, -- простодушно продолжал  между
тем Маккормик. -- Господь ведь велел делиться.
      Эфиоп  молчал.  Его  глаза выражали раскаяние. Концентрик
вдруг понял, что случилось с Аделаидой. Он уже  предвидел,  что
сейчас скажет Плешивый Эфиоп, и кровь бросилась ему в голову.
      -- Аделаиды  здесь  больше  нет, -- тихо сказал, наконец,
негр. -- Я ее продал. В гарем Островитянина.
      -- Сволочь, --  также  тихо  сказал  Концентрик  и,  взяв
Эфиопа за грудки, притянул его к себе.
      Однако  на  этот  раз  Концентрик  столкнулся с достойным
соперником. Плешивый Эфиоп рванулся,  его  рубаха  треснула  по
шву,  и  он обрел свободу. В ту же секунду он нанес Концентрику
мощный удар кулаком по скуле. Концентрик, больше  привыкший  за
последнее  время  наносить удары, нежели пропускать их, отлетел
назад, больно ударился затылком о стену,  машинально  сорвал  с
нее при этом портрет Карпова и метнул его в Эфиопа. Плешь ловко
присел,  и  портрет  со  свистом  вылетел в настежь распахнутую
дверь.
      -- Ах, ты меня Толиком! -- яростно взревел Плешивый Эфиоп
и, резко поднявшись, устремился вперед.
      Концентрик сорвал со стены второй  портрет  и  с  размаху
надел его на голову противнику.
      -- И   Боббиком   тоже!  --  прокомментировал  Маккормик,
которого вся эта сцена по-видимому немало забавляла.
      Плешь так и  застыл  на  месте  с  болтающейся  наподобие
ожерелья рамой на шее.
      -- Я  вижу, парень, у тебя совсем ничего святого за душой
нет, --  неожиданно  миролюбиво  сказал  он.  --  Испортил  мои
портреты.  Я  и  сам  понимаю,  что  нехорошо  обошелся  с  той
девчонкой; к тому же явно  продешевил.  Но  ведь  Фишер  же  не
виноват!
      Плешивый  Эфиоп снял с себя через голову обломки портрета
и грустно на них уставился. У Концентрика  невольно  опустились
руки. Ему также не хотелось драться. Плешивый Эфиоп был слишком
приятным  человеком,  чтобы  всерьез  с  ним драться. Маккормик
видимо держался  того  же  мнения,  поскольку  едва  наметилось
перемирие, он вновь наполнил стаканы, чтобы его спрыснуть.
      Выпить, однако, не успели.
      Вдруг  смолк  рояль,  и с палубы послышались изумленные и
испуганные выкрики. Затем в каюте Плешивого Эфиопа стало  почти
совсем   темно,  будто  что-то  огромное  нависло  над  "Черной
пантерой" и  заслонило  собою  солнце.  Спустя  еще  мгновенье,
загремели  абордажные  крючья,  и сразу следом начался страшный
оглушающий треск. Сперва он был однотонным, но почти  мгновенно
сделался многоголосым, а еще через несколько секунд превратился
в  невообразимую  адскую  трескотню,  которую  уже  нельзя было
переносить хоть сколько-нибудь спокойно.
      Плешивый  Эфиоп  прокричал  что-то,  потонувшее  во   все
нарастающем  треске,  и  устремился  вон из каюты. Концентрик и
Маккормик последовали за ним.
      Вся палуба уже  была  устлана  телами  пиратов;  рядом  с
"Черной пантерой" выросло что-то огромное, чего была видна лишь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.