Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Зал было   зашикал,  потом  заревел,  на  эстраду  полетели
яблоки,  бинокли,  номерки от гардероба  -  бесполезно.  Певец
осатанел вконец.
   Откуда только брал он воздух,  чтобы петь,  не  задыхаясь?!
Неведомо, науке православной неизвестно.
   И тогда  какой-то дерзостный мужик из зала громко произнес:
"Инопланетянин! Я его узнал!". Дамы тотчас - в обморок.
   Ужасное предчувствие повисло над рядами.
   Вот тут сержант милиции Фандей, явившийся с дежурства прямо
в кинотеатр,  и схватился за наган,  привстал из  двенадцатого
ряда  и,  полный сострадания к пенсионерам,  женщинам и детям,
выпустил обойму прямо в лоб нахалу.
   Тот вскинул руки и упал.  Однако  ноту  продолжал  держать.
   Ансамбль его  уже  давно  дал деру - исключительно толковые
ребята, деловые...
   Все, разумеется,  посыпали  из зала вон,  не в силах больше
наблюдать такой кошмар.
   Певца же  быстро  подхватили,  уволокли  со сцены в комнату
администратора,  сказали пару скорбно-теплых слов и, заказавши
гроб, свезли на кладбище.
   К полуночи его похоронили.
   Вроде -  кончено.  Но  нет!  Нота  из  двенадцатой  октавы,
волнующая, чистая, по-прежнему звучит из-под земли.
   Из столицы  наведывались специалисты,  да только все руками
разводили.
   Было решено певца оставить навсегда в Ежополе.  Ну - как бы
в дар... Не везти ж такой позор домой!
   И своего  хватает.
   А истинные почитатели вокала  до  сих  пор  нет-нет,  да  и
заглянут, словно ненароком, на то кладбище, чтобы услышать это
чудо из чудес.
   Отцы города повелели интуристов тоже сюда завозить, чтоб не
очень-то кичились своими буржуазными свободами и разнообразием
товаров широкого потребления.
   А прочий  люд,  из  славных  трудовых ежополян,  с опаской,
делая крюк на километр, обходит это кладбище.
   Такая вот  ужасная история приключилась как-то раз в городе
Ежополе.

   Случилось так,  что  в   городе   Ежополе   Надъежопкинскую
набережную переименовали в набережную имени Законных прав.
   Из столицы вскоре  прилетел  запрос:  "Каких-таких  прав?".
   Отцы города, дабы не ударить лицом в грязь, немедля
уточнили: мол,  "Набережная имени Законных Прав  Палестинского
Населения".
   В столице обомлели: "Какого еще населения?! Откуда?!".
   Отцы города  занервничали,  но,  не  видя  в  том   никакой
предосудительности,   на   всякий   случай   уточнили  дальше:
"Набережная  имени  Законных  Прав   Палестинского   Населения
Оккупированных Территорий".
   Реакция в  столице  была  ясной и простой:  "Да вы что там,
спятили?!"
   Отцы города растерялись совершенно и в панике дали название
такое: "Набережная имени Оккупированных Территорий".
   В столице наступило пугающее молчание.
   Тогда отцы города полностью осатанели в рвении своем и,  не
зная,  что же дальше предпринять, название вовсе упразднили, а
придумали  другое  -  "Надъежопкинская набережная".  Ни имени,
ничего...
   И с тех пор очень гордились  таким  удивительным,  красивым

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.