Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

получить. Ведь деньги, обнаруженные у меня в шкафу - мои деньги, так?
     Лицо Джорджа прояснилось.
     - Отличная мысль, Пат! Тебе просто повезло на скачках, не так ли?  Ты
заплатишь с них налог, а остаток  положишь  в  карман.  Думаю,  это  можно
устроить.
     - Вот и займись. Кто бы ни  был  тот,  кто  подсунул  мне  деньги,  я
потрачу их только на его похороны.
     Джордж помрачнел, на лице его обозначились морщины и он проговорил  с
озабоченным видом:
     - Это ведь может повредить твоей карьере.
     - Плевать я на нее хотел! Им не в чем меня упрекнуть, но эти деньги я
все-таки хочу получить.
     - Ладно, Пат, я постараюсь добиться этого. У тебя есть еще что-нибудь
ко мне?
     - Я очень хочу, чтобы ты представлял мои интересы в  административном
расследовании дела.
     - Хорошо, а что до этого?
     - Ты же меня знаешь, Джордж, я человек злопамятный.
     - Именно этого я и опасаюсь. У тебя есть друзья?
     - Сейчас - нет.
     - А потом?
     - Если понадобятся, найду.
     - Какие у тебя планы?
     -  Хочу  остаться  в  полиции.  Но  я  прекрасно  понимаю,  что   они
постараются засунуть меня в какую-нибудь глухомань. Поэтому предложи им от
моего имени, что если мне сохранят место, я  никому  не  буду  бельмом  на
глазу, буду вести себя спокойно, аккуратно выполнять свою работу и  никому
не встану поперек дороги. А иначе я разозлюсь, и они прекрасно знают,  что
из этого может получиться.
     - Я это тоже знаю. Знаю, что ты можешь  заварить  кашу,  нажить  кучу
неприятностей и угодить в могилу. Больше мне нечего сказать.


     По субботам Джерри Нолан всегда обедал в ресторане у Винни. Там он  с
удовольствием поедал итальянские устрицы в  собственном  соку  с  огромным
количеством хлеба.
     Когда я появился в ресторане и уселся за столик,  за  которым  обычно
сидел Нолан, Винни автоматически поставил передо мной порцию  устриц,  как
только я коснулся стула.  Но  на  мое  приветствие  Нолан  лишь  сдержанно
кивнул. Я все еще был для него неразгаданной загадкой. Весь мир  он  делил
только на "черное" и "белое". Он попросту не знал, как ему вести  себя  со
мной.
     - А ты не спешишь, - сказал я после короткой паузы.
     Кусок  хлеба,  густо  намазанный  маслом,  не  дошел  до   его   рта,
остановившись на полдороге.
     - Ты на что намекаешь? - нахмурился он.
     - Да все на твою проклятую косность. Ты же всегда точно придерживался
буквы закона. Но ведь закон, мой дорогой, признал меня  невиновным.  Я  же
теперь свободен и чист, как стеклышко. Поэтому имей в виду, что ко мне  ты
относишься не совсем справедливо. Ты же любишь постоянно повторять,  чтобы
люди не считали себя выше закона, а когда закон признал  меня  невиновным,
ты сам почему-то отказываешься признать это.
     Его шея покраснела, а сам он склонился над  тарелкой  пониже.  Затем,
пытаясь подавить смущенную улыбку, буркнул:
     - Ну хорошо.
     Больше он ничего не сказал, но я понял,  что  с  этого  момента  наши
отношения вновь наладились. Нолан  был  странным  парнем,  хотя  и  весьма
прилежным полицейским со строгим кодексом чести. Преступников он ненавидел
всеми фибрами души, но  эта  ненависть  была  ничто  по  сравнению  с  его
ненавистью к продажным полицейским. Мой случай он перенес очень тяжело, но

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.