Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

эту комнату, ее обстановку и предназначение; но допустим на  минутку,  что
это был оскорбленный муж, или отец, или  брат,  или  вздыхатель.  Личность
убийцы вполне можно было бы установить, не раскрывая кое-каких деталей,  в
частности, где именно имел место разврат. Трудно, но осуществимо. Впрочем,
строить догадки бессмысленно, пока не узнаем больше.
     - Но если это все-таки окажется невозможным?
     Вульф еле заметно пожал плечами:
     - В таком случае вы выбросите деньги  на  ветер.  Я  достаточно  себя
уважаю, чтобы  браться  за  невозможное.  Хочу  заметить,  что  не  я  вас
понуждаю, а обстоятельства. Не я представляю для вас угрозу, а то,  что  в
моем распоряжении имеется некий факт. Поэтому вы хотите меня нанять,  и  я
готов  пойти  вам  навстречу,  но  буду  оказывать  лишь  те  услуги,  что
совместимы с моим ремеслом и неподкупностью.  Я  не  вправе  исключать  ни
одной возможности, даже такой, что вы собственноручно убили Йигера.
     Эйкен еще раз невесело улыбнулся:
     - Я исключаю.
     - Естественно. - Вульф обратился ко мне: - Арчи, пишущую  машинку.  В
трех экземплярах.
     Я повернулся вместе с креслом, вытащил  машинку,  заложил  копирку  и
вставил листы:
     - Готово, сэр.
     - Через интервал,  поля  широкие.  Число.  От  лица  моей  корпорации
"Континентальные пластмассы" настоящим поручаю  Ниро  Вульфу  расследовать
обстоятельства смерти  Томаса  Дж.Йигера.  Подразумевается,  запятая,  что
Вульф приложит все усилия  для  защиты  репутации  и  интересов  указанной
корпорации и сохранит в тайне такие факты и информацию, запятая, способные
нанести ущерб доброму имени и престижу корпорации, запятая, если  законный
долг гражданина и работающего по лицензии частного сыщика не потребует  от
него их раскрытия, точка с запятой,  при  несоблюдении  этого  условия  он
теряет право на гонорар  за  оказанные  услуги  и  возмещение  необходимых
расходов. Целью настоящего соглашения с Ниро Вульфом является недопущение,
запятая, насколько это возможно, запятая, какого бы то ни было ущерба  для
корпорации вследствие особых обстоятельств смерти Йигера.  Оставить  место
для подписи, ниже - Президент "Континентальных пластмасс".
     Я напечатал все под его диктовку, вынул страницу,  пробежал  глазами,
после чего вручил первый экземпляр Эйкену, второй и третий - Вульфу. Эйкен
дважды перечитал соглашение и поднял глаза на Вульфа:
     - Сумма вознаграждения не обозначена.
     - Нет, сэр. Сейчас это невозможно. Она будет зависеть от содержания и
объема проделанной мною работы.
     - Кто решает, честно ли вы соблюли поставленное условие?
     - Здравый смысл и добросовестность, вместе взятые. Если  их  окажется
недостаточно, что маловероятно, решать будет суд.
     Эйкен еще раз проглядел соглашение, положил на столик  сбоку,  извлек
из кармана ручку и подписал. Подписанный экземпляр  я  передал  Вульфу,  а
второй вручил Эйкену. Он его сложил, спрятал в карман и спросил:
     - Как и когда вы узнали об этой комнате?
     Вульф покачал головой:
     - Приступая к трудному заданию, я не начинаю с выбалтывания секретов,
даже если меня просите об этом вы. - Он бросил  взгляд  на  стенные  часы,
отодвинулся  с  креслом  и  встал:  -  Первый  час  ночи.  Я,  разумеется,
представлю вам отчет, но когда и какого содержания - это решу сам.
     - Но это смешно! Вы же работаете на меня.
     - Да, сэр. Но единственный показатель моей работы - ее результаты. Не
исключено, что чем меньше вы будете посвящены в ее частности, тем лучше. -
Он взял со стола подписанный экземпляр. - Хотите, чтобы я вам его вернул?
     - Нет. Я хочу знать, как вы намерены действовать.
     - Я и сам не знаю.
     - Знаете. Вам рассказал про эту комнату один из моих директоров?
     - Нет.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.