Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нужны имена, числа, адреса, события, детали.
     - У меня вы их не узнаете. - Она одернула на себе палантин. - Я давно
махнула на все это рукой. Однажды, когда дети были маленькие,  я  спросила
моего врача, нельзя ли с этим что-нибудь сделать,  может,  какая  операция
поможет, но по тому, что он мне объяснил, я поняла: муж на это не  пойдет,
а ничего другого в запасе у  меня  не  было,  так  что  не  стоило  огород
городить. У одной моей знакомой муж пьяница, так это куда хуже...
     В дверь позвонили. Я положил бумаги в ящик, вышел в прихожую,  но  не
увидел на крыльце еще одного многообещающего клиента. Инспектор Кремер  из
отдела по расследованию убийств Западного управления  бывал  для  нас  кем
угодно - противником, угрозой, нейтральным лицом, раз или  два  союзником,
но клиентом - никогда, и весь его вид по ту сторону  поляроидного  стекла,
разворот  плотных  плеч  и  выражение  широкого   круглого   лица   весьма
красноречиво говорили, что он  пришел  отнюдь  не  внести  предварительный
гонорар. Я посадил дверь на цепочку, приоткрыл ее на  два  дюйма  (столько
позволяла цепочка) и произнес в щель:
     - Привет. Двери не открываю, потому что мистер  Вульф  не  один.  Чем
могу быть полезен?
     - Ничем. Я знаю, что он не один - миссис Томас Дж.Йигер сидит  у  вас
скоро как полчаса. Откройте.
     - Устраивайтесь как дома, а я схожу узнаю, - с этими словами я закрыл
дверь, вернулся в  кабинет  и  сказал  Вульфу:  -  Портной.  Говорит,  его
служащий  с  полчаса  как  принес  костюм,  и  желает  с  вами   об   этом
побеседовать.
     Он поджал губы и хмуро взглянул на меня, на  нее  и  снова  на  меня.
Всякий раз, как слуга закона появляется на нашем крыльце и требует,  чтобы
его впустили, первое поползновение Вульфа - послать меня сообщить, что  он
занят и просил не беспокоить, а если речь идет об инспекторе  Кремере,  то
тем более. Но положение  и  без  того  было  достаточно  щекотливым.  Если
фараоны вышли на след к тому дому  и  застукали  там  Фреда  Дэркина,  нам
предстояло бурное плаванье, и  спокойней  оно  не  станет,  если  вынудить
Кремера ворваться к нам в дом с ордером в руках. Нужно было подумать  и  о
миссис Йигер. Раз Кремер знал, что она пробыла здесь почти полчаса,  яснее
ясного, что за ней шел "хвост", и невредно было узнать -  с  какой  целью.
Вульф обратился к ней:
     - Инспектор полиции Кремер находится  у  дверей,  он  знает,  что  вы
здесь.
     - Он не знает этого, - решительно возразила она. -  Откуда  он  может
знать?
     - Спросите его. Но логично предположить, что за вами шли по пятам. Вы
находитесь под наблюдением.
     - Они бы не посмели! _Я_? Не верю. Если только они...
     Звонок зазвонил снова. Вульф повернулся ко мне и сказал:
     - Ладно, Арчи.



                                    9

     Когда встречаются эти двое, Вульф и Кремер,  я,  понятно,  отнюдь  не
выступаю незаинтересованным наблюдателем. Я не только принадлежу  к  одной
из сторон и ее поддерживаю - не следует забывать и о  той  фундаментальной
истине, что фараоны и частные сыщики  всегда  были  и  будут  врагами.  За
спиной у нью-йоркского фараона - сила и  волеизъявление  восьми  миллионов
человек; за спиной у частного сыщика - только право на  жизнь,  свободу  и
поиски счастья, что, конечно, прекрасно, однако само по себе ничему помочь
не может. Я хоть и заинтересованный, но наблюдатель, и одно из преимуществ
моего положения - присутствовать при том, как Кремер входит  в  кабинет  и
впивается в Вульфа своими проницательными серыми глазами,  а  Вульф,  чуть
задрав голову влево, отвечает ему взглядом в упор. Кто нанесет первый удар

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.