Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я узнал его еще на фотографии. Он самый и есть.
     - Где и когда вы его видели раньше?
     - Как-то на прошлой неделе он пришел ко мне в мастерскую, принес пару
ключей от цилиндровых замков и попросил сделать дубликаты. Я сделал их при
нем. По-моему, это было в среду, но может, и в четверг. Он врет, что видит
меня в первый раз.
     - Насколько вы в этом уверены?
     - На все сто процентов. Люди - они все равно  что  ключи:  во  многом
похожи, но все разные. В лицах я не так силен, как в ключах,  но  все-таки
разбираюсь. Гляжу на ключи, но и на лицо поглядеть не забываю.
     - Отличная привычка. Пока все, но буду вам признателен, сэр, если  вы
сможете задержаться еще на часок.
     - Я уже сказал, что смогу.
     - Знаю и весьма вам признателен.
     Саул тронул Уэнгера за руку, и они вышли. В  прихожей  они  повернули
налево в сторону кухни. Вскоре после звонка Саула Фриц затеял испечь им  к
ленчу пирог с курятиной и трюфелями, и тот уже подходил в духовке.
     Вульф  откинулся  на  спинку   кресла,   прикрыл   ладонями   завитки
подлокотников и произнес:
     - Мисс  Маги,  мистер  Эйкен  явно  обречен.  От  мистера  Йигера  вы
переметнулись на его сторону; теперь вам  следует  переметнуться  на  свою
собственную. Вы попали в переплет, если его будут судить, вас привлекут  в
свидетели. Если вы покажете под присягой, что не давали ему  ключей  и  не
говорили, что в  воскресенье  придете  в  тот  дом  к  девяти  вечера,  вы
совершите клятвопреступление, и это можно будет доказать. Или того хуже  -
вам могут предъявить обвинение в соучастии в убийстве. Вы дали ему  ключи,
он обзавелся дубликатами и использовал их для того, чтобы проникнуть в дом
и убить человека. Вы дали  ему  возможность  проникнуть  туда  без  риска,
позаботившись о том, чтобы Йигер был один, для чего договорились прийти  к
нему на свидание в девять...
     - Я не договаривалась! - запротестовала она, и снова слишком  громко.
- Он всегда назначал на девять!  А  мистеру  Эйкену  я  рассказала  только
потому...
     - Придержите язык! - Эйкен вскочил на ноги  и  оказался  прямо  перед
ней. - Один раз он уже обвел вас вокруг пальца, сейчас пытается повторить.
Мы уходим. Я ухожу, и вы уходите вместе со мной!
     Я встал. Если б она тоже встала, я бы  загородил  им  выход,  но  она
осталась в кресле, только откинула голову и взглянула на него снизу вверх.
Такого безжалостного лица я еще не видел.
     - Вы дурак, - сказала она. Такого жестокого голоса я еще не слышал. -
Неумелый старый дурак. Я подозревала, что  вы  его  убили,  но  не  хотела
верить. Будь у вас хоть капля мозгов... да хватит вам на меня пялиться!
     Он стоял перед ней, и она передвинула кресло, чтобы видеть Вульфа.
     - Да, он брал  у  меня  ключи.  Объяснил,  что  хочет  посмотреть  на
комнату. Продержал их два  дня.  И  я  сообщила  ему,  что  пойду  туда  в
воскресенье к девяти вечера. Я обещала держать его в  курсе.  В  курсе!  Я
тоже была дурой. -  Ее  голос  оставался  таким  же  жестоким,  но  в  нем
появилась горечь. - И какой дурой, Господи!
     Вульф покачал головой.
     - Вы несправедливы к себе, мисс Маги, вы  не  дура.  Скорее,  скажем,
гарпия или ламия [персонажи греческой мифологии; гарпии - птицы с женскими
головами, ламия - фантастическое чудовище  в  образе  женщины,  пожирающее
детей и пьющее их кровь]. Я вас не осуждаю, всего лишь классифицирую.  Фу.
- Он повернулся к Эйкену: - О том, что сделано, - все. Теперь - о том, что
предстоит сделать.
     Эйкен снова сел в кресло, обитое красной кожей. Упершись  кулаками  в
ляжки и сжав зубы, он всем своим видом давал понять, что еще на коне, хотя
понимал, что  побит.  Зная,  что  воспоследует  -  Вульф  продиктовал  мне
черновой текст письма, - я еще раньше вытащил "марли" из ящика, зарядил  и
сунул его в карман. Теперь я понял, что пистолет не  понадобится,  и  сел.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.