Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Многого. Во-первых, оплатить технику и людей,  работающих  у  меня,
сверх положенного еще на три дня.
     -  Значит,  правители  тебе  -  под  зад  коленом?  -  догадавшись  и
обрадовавшись, бойко перебил Александр Петрович.
     - Чему радуешься, козел?! - вдруг разозлился, сам не понимая от чего,
Смирнов. - Не будет тебе с этого никакого навара. Все равно  будешь  жить,
как я прикажу.
     - Во попал! - перестал радоваться Александр Петрович. - И те, и те  -
в четыре руки за горло берут.
     - Блядовать, Санек, не надо. Хватать бабки и ртом и задницей не надо.
А главное - предавать не след.
     - Что вы еще от меня хотите?!
     - Назови того, или тех, кто от конторы имел с тобой дело, и я молчу.
     - Мне представлялся лишь один.  Майор  Владимир  Николаевич  Майоров.
Остальные охрана, сопровождение - шестерки.
     Смирнов подозревал в тайне от самого себя, что так  может  случиться.
Но гнал эти подозрения подале, страстно надеясь на фарт. Вот и  случилось.
Не было в этот раз ему фарта. Он сильно заскучал. - Других фамилий и  имен
ты не знаешь? Может, Майоров этот кого-нибудь упоминал? - после паузы  без
всякой надежды спросил Смирнов.
     - Вы что людей из конторы не знаете? - удивился смирновской наивности
Александр Петрович. - Они ни  о  чем  не  говорят.  Они  хотят,  чтобы  мы
говорили.
     Смирнов  достал  портсигар,  извлек  из  него   папиросу,   защелкнул
портсигар и вдруг увидел надпись на нем. Усмехнулся, читая, вытащил парную
к портсигару зажигалку, прикурил  от  нее,  а  потом  по  очереди  сначала
портсигар, затем зажигалку - швырнул на письменный стол по  направлению  к
Александру Петровичу. Присовокупив: - Была  без  радости  любовь,  разлука
будет без печали. Забирай цацки назад и  забудь,  что  когда-то  играли  в
одной команде. А, в общем, живи как хочешь, перевертыш. Цвети и пахни.
     Смирнов с трудом поднялся.  От  хорошего  настроения  не  осталось  и
следа. Не глянув на Воробьева, двинул к дверям.
     - Чем я буду застрахован от всяческих неожиданностей? - спросил у его
спины Александр Петрович.
     -  Ничем,  кроме  моего  обещания  молчать,  -  ответил  Смирнов,  не
оборачиваясь и вышел вон.
     - Все в порядке? - спросила очаровашка. Как все  хорошие  секретарши,
она должна была разобраться, кто он такой.
     - У кого? - удивился Смирнов.
     - У вас, конечно.
     - Твое дело, крошка, беспокоиться о том, чтобы у твоего  шефа  все  в
порядке было. Сообщаю тебе: у него пока все в порядке, - злобно и от этого
многословно высказался отставной полковник.
     - Милана! - позвал секретаршу появившийся в дверях Воробьев и,  вдруг
заметив в приемной Смирнова, фразу не продолжил.
     - Хорошо, что вышел, - заметил Смирнов. - Дай-ка портсигар.
     Воробьев вынул из кармана и протянул ему портсигар.  Смирнов  раскрыл
его, горстью извлек папиросы и вернул портсигар Воробьеву.
     - Чао, - сказал Смирнов, окончательно прощаясь.



                                    47

     Тряся сиськами, совершенно голая Алуська зигзагами спускалась к  воде
по крутому берегу Москва-реки - туда, где вокруг бутылок кругом полулежали
серьезные в годах мужчины. Алуся проследовала сквозь круг,  ногами  сбивая
стаканы, перейдя на бег, сильно оттолкнулась от земли и нырнула в воду.
     - Стоп! - рявкнул режиссер.
     Алуся уже вынырнула и, трясясь, выбралась  на  берег.  К  ней  бежали

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.