Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ощетинился.
     - Слушать вчетвером то, что было адресовано только одному.
     Ответить Смирнов не успел, вперед выскочил Кузьминский. Тоже  завелся
с пол-оборота:
     - А хорошо ли, папа Алик, за нашими спинами скрытно обтяпывать  дела,
которые многое могут переменить в судьбе страны и хлопающего  в  неведении
ушами целого народа?
     - Это другой вопрос. Меня сейчас беспокоит этическая сторона Сашиного
поступка, - Алик был холоден и обижен. Неизвестно только на кого.
     - Беспокоит тебя этическая сторона или не беспокоит - это твое сугубо
личное дело. Саня  записал,  мы  послушали.  Как  говорится,  проехали,  -
Казарян вновь  переменил  позу:  уткнув  локти  в  колени,  он  исподлобья
поочередно,  ворочая  желтыми  белками,  оглядывал  всех  троих.  -  Я  не
спрашиваю: хорошо ли это? Я спрашиваю: что ты от нас хочешь?
     - Для начала - ответов на несколько моих вопросов, связанных  с  этой
записью.
     - Для начала... - перебил Казарян, - я уже догадываюсь, что  будет  в
конце. Что ж, давай, спрашивай.
     -  Вопрос  первый.  К  Роману  и  Виктору.  Алика  не  спрашиваю:  он
запрограммирован стереотипом двадцатилетнего знакомства.  Что  за  человек
мой возможный работодатель? Виктор, быстро. Не рассуждения - ощущения.
     - Уже политикан. Но не  законченный.  Чувствуется,  что  не  проходил
партийной школы, ты его, Иваныч, прихватил на  поворотах.  А  партийные  -
скользкие, не ухватишь. Не глуп, поэтому почти не  обнаруживает  ликования
по поводу обладания властью. Холоден, рассчетлив, ни разу не завелся, а ты
пробовал его завести. Реакции чуть замедленные. С юмором  плоховато.  Пока
все.
     - Рома, - вызвал следующего Смирнов.
     - Ах, Витя, Витя! - Казарян кулаком ткнул  в  ребра  сидевшего  рядом
Кузьминского. - Все-то тебе ясно. Я  могу  сказать  лишь  одно:  серьезный
господин. Хотя есть в нем что-то слабо  раздражающее.  Поза,  что  ли,  не
своя? Но, наверное, ноблес оближ, так сказать, положение обязывает, а?
     - Не густо, - констатировал  Смирнов.  -  Следующий  вопрос  ко  всем
троим: спрятал ли он что-нибудь помимо сведений о фигуранте?
     Алик опередил всех:
     - Он не прятал. Он жестко локализовал это дело...
     - А это и называется - прятать, - перебил его Виктор.
     - Он локализовал это дело для того, - упрямо продолжил Алик, -  чтобы
как можно конкретнее определить твою задачу. Он хороший  парень,  Саня.  А
осторожен... Конечно осторожен, ответственность-то какая.
     - Естественно, прячет, - после того, как презрительно  фыркнул  носом
на "хорошего парня", вступил Виктор. - Повторяю: уже политикан, и  поэтому
волей обстоятельств завязан на многих, с кем по гамбургскому  счету  и  не
следовало бы контактировать. Прячет личные -  я  не  говорю  корыстные,  я
говорю неприглядные - связи, тем  самым,  Иваныч,  лишая  тебя  свободного
оперативного пространства. Он оставил  тебе  одного  фигуранта  и  прикрыл
механизм, где фигурант - деталь, может важная, но - деталь.
     - Ну, умный ты, ну, талантливый! - восхитился Казарян и еще раз ткнул
кулаком Виктора в бок. - Но горяч. Я считаю, Саня,  что  спрятана  главная
причина, из-за которой они не прибегают к услугам милиции и ГеБе.
     Эти ответы Смирнову понравились  больше.  Он  почесал  сморщенный  от
удовольствия  нос,  подмигнул  серьезному  Алику  (тот  недоуменно   пожал
плечами), и задал третий вопрос. Надо было полагать, последний:
     - Где-нибудь наврал?
     Помолчали. Подумали. Первым опять высказался Алик. Очень коротко:
     - По-моему, нет.
     Виктор сидел, отрешенно уставившись в ковер.  Поднял  глаза  наконец,
поморгал неуверенно, тихо на этот раз, заметил:
     - Есть на вранье одно подозрительное местечко. Полковник  ГБ  Зверев.
Не верю я в кабинетных ученых гебистов. Вполне вероятно, он будет  запущен

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.