Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бугор среди вас.
     - Ну, не только поэтому...
     -  Ты  сейчас  про  моих  высоких  родственников  заговоришь.   Дима,
отыгрываться не следует. Отыгрываешься, значит уже проиграл.
     - Говорим, говорим, - плейбою опять надоело в кресле. Он выбрался  из
него и пошел гулять по ковровой дорожке. - А все оттого, что и ты боишься.
Ты боишься, Женя?
     - Боюсь, - признался англичанин.
     - Кого?
     - Всех.
     - А конкретнее?
     - А конкретнее - никого. Нет персонажей, которых я боюсь, Дима.
     - По-моему, ты врешь. Я знаю кого ты боишься.
     - Кого же я боюсь? - высокомерно спросил англичанин.
     - Обыкновенного мента. Ты Смирнова боишься, Женя.
     - Не Смирнова - Смирновых. Знаешь, их сколько?
     - Марксистско-ленинская  философия  все  это.  "Единица  -  ноль!"  -
процитировал поэта плейбой и, глянув на часы, предложил: - Бояться как раз
надо единицы. Ну, я на явочную, на последнюю встречу с нашим Витольдом.



                                    53

     В неизменной униформе последнего времени - в  каскетке,  в  куртке  с
высоким воротником, прикрывающим рот  и  щеки,  Зверев  вышел  из  явочной
квартиры на Малой Полянке в половине одиннадцатого, а точнее - в  двадцать
два тридцать две, не торопясь и не проверяясь (знал, что его охранно ведут
три прикомандированных к нему помощника)  он  дворами  вышел  к  Садовому,
прямо к остановке  "Букашки".  Долго  ждал  позднего  троллейбуса.  Троица
неподалеку скучала в замызганном "Москвиче".
     У метро "Парк культуры" были  в  пять  минут  двенадцатого.  Трое  из
"Москвича" проследили как Зверев, выйдя из  подземного  перехода,  пересек
под путепроводом Комсомольский и через сквер направился к дому.  "Москвич"
на зеленый  спустился  к  набережной  и  по  малой  дорожке  проехав  мимо
международных  авиакасс,  свернул  в  помпезные   ворота   узкого   двора.
Рассчитано  было  точно:  Зверев  подходил  к  подъезду.  Вошел.  Водитель
выключил мотор, и все трое расслабились в малом  отдыхе  перед  дальнейшей
работой. Однако правые свои  ручки  держали  по-наполеоновски  -  чуть  за
бортами пальто.
     Но опасна она, расслабка-то. Ствол с навинченным глушителем -  возник
у  виска  водителя  совершенно   внезапно,   и   голос   с   приблатненным
пришептыванием посоветовал:
     - Не рыпаться. Задним затылки сверлят. Ты ручки на приборную доску, а
вы оба на сиденье перед собой.
     Деваться некуда: трое исполнили,  как  приказано  было.  Тотчас  были
распахнуты дверцы, выдернуты из наплечных кобур пистолеты и тот  же  голос
приказал:
     - Выходить по одному. Ты - первый, водила.
     Водила вышел и понятливо распластался  на  радиаторе.  Его  обшмонали
основательно, завели руки  за  спину  и  защелкнули  наручники.  Такую  же
процедуру прошли и двое с заднего сиденья.
     Во двор задом, а потому и медленно, въезжал воронок.
     - Что здесь происходит?! - визгливым начальственным голосом прокричал
с верха  лестницы,  ведущей  в  сквер,  старичок-былинка  с  чистопородной
левреткой на поводке. - Я - генерал-лейтенант КГБ и не позволю  свершиться
беззаконию в моем дворе!
     - А в чужом? - тихо поинтересовался один из тех, кто открывал  дверцы
воронка. Но главный стремительно заглушил его, подобострастно доложив:
     - Рэкетиров взяли, товарищ генерал!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.