Случайный афоризм
Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бугор среди вас.
     - Ну, не только поэтому...
     -  Ты  сейчас  про  моих  высоких  родственников  заговоришь.   Дима,
отыгрываться не следует. Отыгрываешься, значит уже проиграл.
     - Говорим, говорим, - плейбою опять надоело в кресле. Он выбрался  из
него и пошел гулять по ковровой дорожке. - А все оттого, что и ты боишься.
Ты боишься, Женя?
     - Боюсь, - признался англичанин.
     - Кого?
     - Всех.
     - А конкретнее?
     - А конкретнее - никого. Нет персонажей, которых я боюсь, Дима.
     - По-моему, ты врешь. Я знаю кого ты боишься.
     - Кого же я боюсь? - высокомерно спросил англичанин.
     - Обыкновенного мента. Ты Смирнова боишься, Женя.
     - Не Смирнова - Смирновых. Знаешь, их сколько?
     - Марксистско-ленинская  философия  все  это.  "Единица  -  ноль!"  -
процитировал поэта плейбой и, глянув на часы, предложил: - Бояться как раз
надо единицы. Ну, я на явочную, на последнюю встречу с нашим Витольдом.



                                    53

     В неизменной униформе последнего времени - в  каскетке,  в  куртке  с
высоким воротником, прикрывающим рот  и  щеки,  Зверев  вышел  из  явочной
квартиры на Малой Полянке в половине одиннадцатого, а точнее - в  двадцать
два тридцать две, не торопясь и не проверяясь (знал, что его охранно ведут
три прикомандированных к нему помощника)  он  дворами  вышел  к  Садовому,
прямо к остановке  "Букашки".  Долго  ждал  позднего  троллейбуса.  Троица
неподалеку скучала в замызганном "Москвиче".
     У метро "Парк культуры" были  в  пять  минут  двенадцатого.  Трое  из
"Москвича" проследили как Зверев, выйдя из  подземного  перехода,  пересек
под путепроводом Комсомольский и через сквер направился к дому.  "Москвич"
на зеленый  спустился  к  набережной  и  по  малой  дорожке  проехав  мимо
международных  авиакасс,  свернул  в  помпезные   ворота   узкого   двора.
Рассчитано  было  точно:  Зверев  подходил  к  подъезду.  Вошел.  Водитель
выключил мотор, и все трое расслабились в малом  отдыхе  перед  дальнейшей
работой. Однако правые свои  ручки  держали  по-наполеоновски  -  чуть  за
бортами пальто.
     Но опасна она, расслабка-то. Ствол с навинченным глушителем -  возник
у  виска  водителя  совершенно   внезапно,   и   голос   с   приблатненным
пришептыванием посоветовал:
     - Не рыпаться. Задним затылки сверлят. Ты ручки на приборную доску, а
вы оба на сиденье перед собой.
     Деваться некуда: трое исполнили,  как  приказано  было.  Тотчас  были
распахнуты дверцы, выдернуты из наплечных кобур пистолеты и тот  же  голос
приказал:
     - Выходить по одному. Ты - первый, водила.
     Водила вышел и понятливо распластался  на  радиаторе.  Его  обшмонали
основательно, завели руки  за  спину  и  защелкнули  наручники.  Такую  же
процедуру прошли и двое с заднего сиденья.
     Во двор задом, а потому и медленно, въезжал воронок.
     - Что здесь происходит?! - визгливым начальственным голосом прокричал
с верха  лестницы,  ведущей  в  сквер,  старичок-былинка  с  чистопородной
левреткой на поводке. - Я - генерал-лейтенант КГБ и не позволю  свершиться
беззаконию в моем дворе!
     - А в чужом? - тихо поинтересовался один из тех, кто открывал  дверцы
воронка. Но главный стремительно заглушил его, подобострастно доложив:
     - Рэкетиров взяли, товарищ генерал!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.