Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удобной скамейки, мирно дремал, а сидевший напротив Кузьминский с умильной
жалостливостью сквозь полуприкрытые веки приглядывал за ним. Картиночка на
сюжет передвижников: "Все в прошлом".
     - Кончай мертвый час! - заорал Казарян.  Смирнов  открыл  один  глаз,
поморгал им и отметил ворчливо:
     - Так хорошо было, а пришел армянин и все испортил.
     - Когда мне их привезти? - не реагируя  на  оскорбительное  замечание
спросил Казарян.
     - К восьми. К двадцати ноль-ноль, - ответил Смирнов.
     - Так мне пора отправляться! - забеспокоился Роман.
     - Именно, - зевнув, Смирнов встал. - Витька тебя  довезет  до  нашего
лаза, а там Жора подхватит и вмиг до Москвы домчит.
     - Пошли, Рома, - пригласил Кузьминский.
     Смирнов проводил  их  до  "джипа"  и  даже  ладошкой  помахал,  желая
счастливого пути. Все готово. Теперь ждать. Смирнов вернулся в беседку  на
свою скамейку, уткнулся носом в искусственную цигейку воротника  униформы,
подремал еще немножко. Разбудил его возвратившийся из поездки  на  "джипе"
Кузьминский. Потряс плечо и потребовал:
     - Я готов. Когда мне начинать?
     - Боишься, Витя? Ты еще можешь отказаться.
     - Боюсь, - признался Кузьминский. - Но ведь надо, да, Иваныч?
     - Надо, - согласился  Смирнов.  -  Ты  переоденься,  мы  порепетируем
немного, а потом тебе исчезнуть отсюда так, чтобы ни одна  живая  душа  не
видела. Компрене, артист?
     На французский вопрос Кузьминский дал лабужский ответ:
     - Все в кассу, папик.



                                    59

     Охота, охота! Надежда,  ярость,  страсть,  отчаяние,  растраченная  в
погоне  и  безмерно  опасном  уничтожении  радость  победы  и  возможность
продления жизни  своей  и  детей  своих.  Жидкая  кучка  голых  малорослых
пращуров загнала вепря меж непроходимых скал и, воя от ужаса и  неумолимой
надобности, потрясала  воинственно  плохо  заостренными  кривыми  палками.
Разъяренный, в гневной пене вепрь красными глазами выбирал  первую  жертву
своих клыков. Выбрав ближнего, сделал рывок на коротких  мощных  ногах,  и
голый слабый враг  с  распоротым  брюхом  пал  на  землю.  Вепрь  замер  в
торжестве  и  это  было  его  ошибкой:  пращуры  в  безвыходной  решимости
бросились на него, тыча палками куда  попало.  В  толстую  кожу,  покрытую
редким твердым волосом, в мягкие уши, в маленькие глаза... Вепрь  вертелся
на месте, не зная кого рвать клыками. Первый охотник попал  ему  в  правый
глаз, второй в левый. Вепрь взревел, взревели и охотники,  наваливаясь  на
него и пробивая упругую кожу каменными ножами...
     Двое несли убитого, восемь  -  добычу.  Все  было  хорошо:  похоронив
мертвого пращура с умилением смотрели, как их жены и дети жадно ели  плохо
сваренное сытное мясо страшного зверя.
     Охота! Хорошо и по-научному отлаженный процесс. Сытые крупные дяди  в
форменных  фуражках,   вооруженные   скорострельными   карабинами,   гнали
испуганных кабанов к боевым точкам, где по номерам  расположились  знатные
охотники, на  всякий  случай  подкрепленные  егерями  -  профессиональными
убийцами всяческой лесной животины.  Загнанные,  в  безнадежной  решимости
спастись кабаны бежали к номерам,  чтобы  получить  по  смертельной  пуле.
Шумовой вал приближался к боевым  точкам.  Услышав  его,  егеря  ободряюще
посмотрели  на  знатных  охотников.  Те,  в  ненужном  волнении,  подняли,
изготовясь, новенькие винчестеры.
     Охота. Страшная охота, последняя охота, взаимная  охота  человека  на
человека началась.
     Вот он, генерал-майор  Чупров.  Смирнов  вытащил  половинку  полевого

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.