Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

это нечто. В его руках оказалась кабинетная  телефонная  книжечка-алфавит.
Видимо, Курдюмов, звоня по телефону из холла, автоматически сунул книжечку
на полку и, увлеченный разговором или отвлеченный  чем-то,  начисто  забыл
про нее. Смирнов наспех перелистал ее. Заполнена и довольно густо.  Удача,
удача!
     Он, таясь, вышел  на  балкон-лоджию.  Маленькие-маленькие  Казарян  и
Кузьминский,  стоявшие  на  углу  Гоголевского  бульвара  и  Гагаринского,
заметили его. Больше здесь делать  нечего.  Совершив  инспекторский  -  не
оставил ли следов своего пребывания - обход,  он  открыл  на  щель  дверь,
осмотрелся, выскочил из квартиры, закрыл  ее  и  рванул  к  любимой  своей
лестнице. На ходу сняв Варварины сильно маловатые ему меховые перчатки, он
расслабленно, с чувством хорошо исполненной работы, спустился вниз.
     Делая акцент, Казарян страстно, как корова в стойле, ревел:
     - Вот ты говоришь, нет его, не живет, а государственная организация -
справочное бюро пишет мне на бумажке, что есть! Видишь, видишь?  Кому  мне
верить - тебе или государству?
     Не особо прячась, Смирнов пересек вестибюль и вышел на волю. В машину
лезть  не  хотелось.  Постоял  на  перекрестке,  ощущая  любимую   Москву.
Объявилась группа прикрытия. Войдя в роль приезжего кавказца,  Казарян  не
хотел выходить из нее. Ужасно закричал на Смирнова. С акцентом же:
     - Ну, что стоишь, что стоишь?! Дело  надо  делать,  дело!  Залезай  в
автомобиль, крути баранку, поехали!
     Включая зажигание, Смирнов обернулся к ним,  устроившимся  на  заднем
сидении, и, некрасиво раззевая пасть, пропел древнее:
     - Как прекрасен этот мир, посмотри-и-и!
     Кузьминский принюхался, возмущенно ахнул:
     -  Ну  и  ну!  Ты,  Иваныч,  не  только  нарушаешь   социалистическую
законность, но и приворовываешь по мелочам. Хозяйское черри хлестал?
     - Ага, - самодовольно подтвердил Смирнов и поехал.
     - Есть улов, Саня? - без акцента спросил Казарян.
     - Кое-что имеется. По мелочам.



                                    7

     Был день выплаты недельной зарплаты. Сырцов и С.С.Горошкин  сидели  в
знаменитом кооперативном кафе на Кропоткинской и ждали заказа. О деньгах -
пока ни слова, светскую беседу вели.
     - В  сегодняшней  жизни,  Георгий,  -  попыхивая  "Данхилом"  делился
жизненным опытом Сергей Сергеевич, - на первое место выходит  мобильность,
я  бы  даже  сказал  реактивность.  На  чем  я  сейчас   легко   обыгрываю
конкурентов? Только на мобильности. Мои компьютеры на пятнадцать процентов
дешевле, чем у них. Что, разве  я  закупаю  товар  за  границей  по  более
дешевым ценам? Вовсе нет. На поверхностный взгляд я  довольствуюсь  малым:
тридцатью - тридцатью пятью процентами дохода, а у них  от  пятидесяти  до
шестидесяти. Но пока они продадут одну партию, я продам две, а то  и  три.
Оборот - вот секрет успеха настоящей торговли.
     - Не боитесь, что я ваши секреты конкурентам продам? - в паузе,  пока
Сергей Сергеевич записал монолог "Боржоми", спросил Сырцов,  чтобы  как-то
участвовать в беседе.
     - Да знают они эти секреты! - обрадовался Сергей Сергеевич. -  Знают,
а ничего поделать с собой не могут. Им все равно кажется, что  продать  за
восемьдесят тысяч выгоднее, чем  за  семьдесят.  Но  на  самом  деле,  чем
быстрее осуществляется процесс по марксовой формуле "деньги-товар-деньги",
тем и выгоднее.
     -  А  мне  казалось,  что  у   Маркса   формула   несколько   другая:
"товар-деньги-товар", - невинно заметил Сырцов  и  все  же  не  удержался,
достал: - Впрочем, вам, как бывшему партийному работнику, знать Маркса сам
Бог велел.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.