Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Щека у Юрия Егоровича изрядно увеличилась. Нежно придерживая ее левой
рукой, он гневно ответил:
     - За мной сотни, тысячи, миллионы честных коммунистов!
     В момент произнесения этой тирады в холл вошли Алик Спиридонов, рыжий
Вадим и Коляша, нагруженные аппаратурой.  Вошли  и  несколько  опупели  от
услышанного. Первым пришел в себя рыжий Вадим и спросил на чистом глазу:
     - Сегодня мы митинг писать будем?
     Казарян  аж  хрюкнул  от  удовольствия,  Махов  хихикнул,  а   Коляша
поощрительно похлопал  Вадима  по  плечу.  Остальным  было  не  до  юмора.
Смирнов, позволив себе стремительно улыбнуться, приказал:
     - Все столы готовь, Вадик, чтобы ни словечка не пропало.
     Вадик  отказавшись  от  помощи  Спиридонова   и   Коляши,   деятельно
устанавливал магнитофоны. Казарян  крикнул  бессмысленно  топтавшемуся  на
месте Спиридонову:
     - Хиляй к нам, ассистент звукооператора!
     Спиридонов покорно подошел, уселся и вдруг вскочил:
     - А выпить на халяву?!
     Как журналист-международник  хватанул  "Джонни  Уокера".  Хотел  было
пристроиться в ряд к Махову, Сырцову,  Коляше  и  Смирнову,  но  Александр
строго распорядился:
     - Бери бутылку, два стакана и не к Ромке, а к Витьке. Он  в  связи  с
добросовестным исполнением  обязанностей,  я  думаю,  сильно  страдает  от
жажды. Зная вкусы экс-зятя, Спиридонов помимо  "Джонни  Уокера"  прихватил
бутылку "Smirnoff" - самой чистой водки в мире.
     Четверо у стойки смотрели на тех, кто за столами. Трое  из  четверых,
не таясь, держали пистолеты наготове.
     - Порядок, Александр Иванович, - доложил рыжий.
     - Спасибо, Вадим, - поблагодарил Смирнов и приступил:
     - С кого начнем?
     -  Начнем  с  меня.   Вернее,   я   начну,   -   оживленно   выступил
генерал-плейбой. Ватничек он уже  скинул,  встав,  обнаружил  -  в  хорошо
подогнанной  заказной  униформе,  в  лихо  сидящей  набекрень  каскетке  -
элегантную  западноевропейскую  стать:  уверенность,  свобода,   нерусская
раскрепощенность в движениях. - Вот милиционер  сказал,  что  мои  ребята,
которые остались в живых, меня сдадут. Хорошие, преданные мне ребята.
     - Убийцы, - первый раз подал голос Кузьминский, перебивая.
     - Все мы здесь - убийцы, -  без  запинки,  как  мяч,  принял  реплику
плейбой и вернулся к продолжению собственной  мысли:  -  Я  поначалу  даже
обиделся за них, а затем понял: действительно сдадут.  Они  не  прикрытые,
они  голые  на   ветру.   Это   подразделение,   находившееся   под   моим
командованием, ни по одной бумажке не числится в конторе. Это аппендикс, и
только мой аппендикс. До тех пор, пока этот отряд неуловим, он - всесилен,
ибо его нет. Так и было долгое-долгое время. Но по собственной  инициативе
вызвав джина из бутылки - я имею в виду тебя, мент-патриарх  -  мы  твоими
стараниями обнаружились и в конечном счете проиграли. Теперь у ребят  один
выход: сдавать старшего, того, кто отдавал приказы, то есть меня.
     - Смысл и цель  операции,  -  перебил  Смирнов.  Плейбою  была  нужна
площадка. Кокетливой  походкой  наемного  танцора-жиголо  он  выскочил  на
свободный пятачок между креслами и баром, пируэтом развернулся  на  триста
шестьдесят градусов - осматривал всех, показывал  себя  всем  -  и,  глядя
Смирнову в глаза, серьезно ответил на вопрос:
     - Прикончить тебя, полковник, и, по особой просьбе генерал-лейтенанта
Жилинского, твоего помощника Сырцова.
     - Ментов, значит, - догадался Махов и быстро спросил: - А почему  еще
и не меня?
     -  Вы,  месье,  нашей  определенной  службой  были  просчитаны,   как
способный карьерист-конформист, и ваше появление  в  смирновских  рядах  -
полная для нас неожиданность.
     - Чупров, - первый раз назвал плейбоя по фамилии  Смирнов.  -  Ты  же
отлично понимаешь, что я спрашивал об операции в целом. И с самого начала.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.