Случайный афоризм
Люди заполняют свои библиотеки книгами, а М* заполняет книги своей библиотекой. (Никола Себастиан Шамфор)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Щека у Юрия Егоровича изрядно увеличилась. Нежно придерживая ее левой
рукой, он гневно ответил:
     - За мной сотни, тысячи, миллионы честных коммунистов!
     В момент произнесения этой тирады в холл вошли Алик Спиридонов, рыжий
Вадим и Коляша, нагруженные аппаратурой.  Вошли  и  несколько  опупели  от
услышанного. Первым пришел в себя рыжий Вадим и спросил на чистом глазу:
     - Сегодня мы митинг писать будем?
     Казарян  аж  хрюкнул  от  удовольствия,  Махов  хихикнул,  а   Коляша
поощрительно похлопал  Вадима  по  плечу.  Остальным  было  не  до  юмора.
Смирнов, позволив себе стремительно улыбнуться, приказал:
     - Все столы готовь, Вадик, чтобы ни словечка не пропало.
     Вадик  отказавшись  от  помощи  Спиридонова   и   Коляши,   деятельно
устанавливал магнитофоны. Казарян  крикнул  бессмысленно  топтавшемуся  на
месте Спиридонову:
     - Хиляй к нам, ассистент звукооператора!
     Спиридонов покорно подошел, уселся и вдруг вскочил:
     - А выпить на халяву?!
     Как журналист-международник  хватанул  "Джонни  Уокера".  Хотел  было
пристроиться в ряд к Махову, Сырцову,  Коляше  и  Смирнову,  но  Александр
строго распорядился:
     - Бери бутылку, два стакана и не к Ромке, а к Витьке. Он  в  связи  с
добросовестным исполнением  обязанностей,  я  думаю,  сильно  страдает  от
жажды. Зная вкусы экс-зятя, Спиридонов помимо  "Джонни  Уокера"  прихватил
бутылку "Smirnoff" - самой чистой водки в мире.
     Четверо у стойки смотрели на тех, кто за столами. Трое  из  четверых,
не таясь, держали пистолеты наготове.
     - Порядок, Александр Иванович, - доложил рыжий.
     - Спасибо, Вадим, - поблагодарил Смирнов и приступил:
     - С кого начнем?
     -  Начнем  с  меня.   Вернее,   я   начну,   -   оживленно   выступил
генерал-плейбой. Ватничек он уже  скинул,  встав,  обнаружил  -  в  хорошо
подогнанной  заказной  униформе,  в  лихо  сидящей  набекрень  каскетке  -
элегантную  западноевропейскую  стать:  уверенность,  свобода,   нерусская
раскрепощенность в движениях. - Вот милиционер  сказал,  что  мои  ребята,
которые остались в живых, меня сдадут. Хорошие, преданные мне ребята.
     - Убийцы, - первый раз подал голос Кузьминский, перебивая.
     - Все мы здесь - убийцы, -  без  запинки,  как  мяч,  принял  реплику
плейбой и вернулся к продолжению собственной  мысли:  -  Я  поначалу  даже
обиделся за них, а затем понял: действительно сдадут.  Они  не  прикрытые,
они  голые  на   ветру.   Это   подразделение,   находившееся   под   моим
командованием, ни по одной бумажке не числится в конторе. Это аппендикс, и
только мой аппендикс. До тех пор, пока этот отряд неуловим, он - всесилен,
ибо его нет. Так и было долгое-долгое время. Но по собственной  инициативе
вызвав джина из бутылки - я имею в виду тебя, мент-патриарх  -  мы  твоими
стараниями обнаружились и в конечном счете проиграли. Теперь у ребят  один
выход: сдавать старшего, того, кто отдавал приказы, то есть меня.
     - Смысл и цель  операции,  -  перебил  Смирнов.  Плейбою  была  нужна
площадка. Кокетливой  походкой  наемного  танцора-жиголо  он  выскочил  на
свободный пятачок между креслами и баром, пируэтом развернулся  на  триста
шестьдесят градусов - осматривал всех, показывал  себя  всем  -  и,  глядя
Смирнову в глаза, серьезно ответил на вопрос:
     - Прикончить тебя, полковник, и, по особой просьбе генерал-лейтенанта
Жилинского, твоего помощника Сырцова.
     - Ментов, значит, - догадался Махов и быстро спросил: - А почему  еще
и не меня?
     -  Вы,  месье,  нашей  определенной  службой  были  просчитаны,   как
способный карьерист-конформист, и ваше появление  в  смирновских  рядах  -
полная для нас неожиданность.
     - Чупров, - первый раз назвал плейбоя по фамилии  Смирнов.  -  Ты  же
отлично понимаешь, что я спрашивал об операции в целом. И с самого начала.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.