Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - То, чем  тебя  заманили  в  дело,  играя  на  твоих  патриотических
чувствах,  полковник,  -  полная  туфта.  Валюта  и  документация  на  нее
переводились за бугор частями, начиная  с  восемьдесят  девятого  года,  с
весны. Операция была завершена к  этому  лету.  Рублевые  накопления  были
пристроены  в  различные  торгово-финансовые,  посреднические,  совместные
предприятия,  которые  выплачивали  партии  дивиденды,  на   которые   все
партработники от инструктора  райкома  до  секретаря  ЦК  вкусно  и  сытно
кормились. В июле в ЦК, у  присутствующего  здесь  любимого  народом  Юрия
Егоровича состоялось совещание, на котором были подведены  итоги  операции
"были деньги - денег нет". На совещании присутствовали Жилинский и я.  Там
и было решено, что конспиративность недостаточно обеспечена и что  следует
пройтись по возможно высовывающимся концам. Юрий Егорович даже  предложил,
что  при   явной   ненадежности   отдельных   звеньев   цепочки,   следует
ликвидировать их.
     - Ложь! - звенящим голосом прокричал Юрий Егорович.
     - Да заткнись ты -  вяло  посоветовал  ему  плейбой  и  продолжил:  -
Операцию "Волкодав на свободной охоте"  разрабатывал  Жилинский  при  моем
участии. Нам были хорошо известны ваши возможности и ваш уникальный  опыт,
Смирнов, и работу по обнаружению слабинок в цепи мы решили подсунуть  вам.
Вы обнаруживаете, мы ликвидируем. Разделение труда. Технически вовлечь вас
в  дело  было  нетрудно:  наш  агент  с  шестьдесят  восьмого  года  Игорь
Дмитриевич...
     - Клевета! - взревел Игорь Дмитриевич.
     - Молчать! - еще громче рявкнул Смирнов и трахнул кулаком по стойке.
     - Тут нам нежданно-негаданно помог ренегат Зверев. Он, всерьез веря в
пока еще существующую возможность перехватить ценности, независимо от  нас
рекомендовал  Смирнова.  Мы,  изредка  помазывая  вас  по  губам   Ванькой
Курдюмовым, шли  по  вашим  следам,  благо  были  полностью  информированы
магнитофонными записями, любезно предоставляемыми нам Игорем Дмитриевичем,
и, ликвидируя подозрительные звенья, ремонтировали цепочку.
     - Не много ли говоришь, Димон? - тихо спросил Жилинский.
     - Мне молчать и взять на себя все, как руководителю бандформирования,
никоим образом не относящегося к ГБ? И к  стенке?  А  ты,  весь  в  белом,
будешь продолжать  беззаветно  защищать  невидимые  рубежи  новой  России?
Извини-подвинься, Женя. К стенке станем  вместе  за  шесть  организованных
нами убийств.
     - Что ты со своими  молодчиками  творил  -  это  твое  дело.  Ты  был
полностью самостоятелен и отвечать за все содеянное будешь  ты  один.  Так
что это ты извини-подвинься, Димон, - небрежно сказал Жилинский.
     Плейбой промолчал и тихо направился к Жилинскому. Витольд Германович,
упреждая возможные эксцессы, поднялся. Плейбой не дошел до их  стола  шага
три и остановился, щерясь, как волк, и рассматривая Жилинского.
     - Ты! Пидар  гнойный!  -  ненавистно,  на  выдохе,  вполголоса  опять
заговорил генерал Чупров. - Трахать адъютантов и  ординарцев  в  служебном
кабинете и в том же кабинете планчики составлять - милое и приятное  дело.
Но планчики-то - планчики убийств, которые осуществлял  не  мой  -  наш  с
тобой отряд. Не любил ты  оставлять  бумажек,  но  кое-что  оставил,  а  я
спрятал. Я еще многое скажу, Женюрка.
     - Ничего-то ты не скажешь, - грустно произнес Жилинский, встал  и  не
вынимая   правой   руки   из   кармана   пальто,   трижды   выстрелил    в
генерала-плейбоя.  Плейбой,  еще  складывался,  чтобы  лечь  на  пол,  еще
дымилась  большая  дыра  в  шикарном  английском  пальто,  когда  раздался
четвертый  выстрел:  один  из  охранников  Игоря  Дмитриевича,  раскорякой
присев, успел с двух рук выстрелить в Жилинского.  Второй  раз  выстрелить
ему не дал Махов. В  отчаянном  прыжке  он  достал  охранника  и  рукоятью
"макарова" нанес удар по темени. Охранник упал. Второй охранник  стоял  не
шевелясь: на него смотрели пистолеты Сырцова и Коляши.
     Но было поздно. Пуля охранника вошла Жилинскому в глаз и вышла  через
затылок. Его откинуло в кресло, и он  сидел  в  нем  уронив  развороченную
голову.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.