Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

него ухо, как локатор, и опыт колоссальный. Он интуитивно определял,  а  я
технически рассчитывал.
     - Ну, и что вы определили и рассчитали?
     - Запись сделана в кафе Маркони, на последней вашей встрече. Качество
весьма среднее, моя запись безусловно лучше. Сравнение этих  двух  записей
позволило нам безошибочно определить нахождение микрофона, ведшего запись.
Не моего, естественно.
     - И где же находился этот микрофон?  -  формально  и  для  информации
общественности поинтересовался Смирнов.
     - В галстучной булавке Витольда Германовича.
     - Вот  почему  я  и  говорил  о  моем  интересе  к  мизансцене  наших
тройственных встреч, - со старческой назидательностью продолжил Смирнов. -
Всегда, напротив, всегда - фронтально на меня, всегда  с  заинтересованным
наклоном ко мне,  Витольд  Германович.  И  для  того,  чтобы  окончательно
развеять последние сомнения слушателей давай, Вадик, еще аргумент.
     - В дезе о переговорах на Курском вокзале  прозвучала  фраза,  первая
фраза: "начинайте с фактов". Лабораторным и экспериментальным  путем  нами
установлено, что запись этих слов в дезе произведена не в кафе, где  велся
разговор, который также записал Александр  Иванович,  а  совсем  в  другом
месте, более приспособленном для чистой записи.
     - Ну и что ты думаешь по этому поводу?
     -  Видимо,  эта  фраза  была  невнятна,  и  перед   передачей   ленты
заинтересованным лицам этот кусок был записан заново.
     - Профессионал-контрразведчик, опасался,  что  безрукий  дилетант  не
сможет  осуществить  качественную  запись  и  взял  все  заботы  по   этой
щекотливой операции на себя, - констатировал Смирнов.
     - Как же получилось, что принципиальный борец с  политическим  сыском
Витольд Германович Зверев сознательно помогал  активно  сотрудничавшему  с
этим сыском Игорю Дмитриевичу?  Помогал  конторе,  которую  ненавидел?  На
непростой этот вопрос всего один  простой  ответ:  сговор.  Сговор,  целью
которого  были  досье  на  известного  нам  государственного   деятеля   и
уничтожение особо опасных противников принципиального борца во  всесильной
конторе. Но нельзя одной рукой ухватиться за титьку и за задницу.
     - Значит, можно, Александр  Иванович,  -  почти  весело  перебил  его
Витольд Германович. - Никакого досье нет, а наиболее  опасные  для  нового
демократического общества сотрудники конторы уничтожены.
     -  Скоро  самым  опасным   для   нового   демократического   общества
сотрудником конторы станешь ты, Витольд. А насчет того, ухватились вы  или
нет... За титьку вы держитесь крепко. Ну, а насчет задницы...  Задница,  в
первую очередь, я. Да  и  все  сидящие  здесь,  как  вы  считаете,  полные
задницы. Но вы за них не ухватились и, надеюсь, не ухватитесь  никогда.  -
Смирнов  замолк  на  секунду,  сморщился,  обнажив  хищную   пластмассовую
челюсть. - Смотрите на них, ребята, и запоминайте будущих врагов!
     - У тебя, Александр, кроме гнилой  ниточки  в  руках  ничего  нет,  -
слегка даже презрительно опять выступил Зверев. - Ты ничего не докажешь.
     -  Естественно,  -  согласился  Смирнов.  -  И  ты  станешь   большим
начальником в конторе, а он  одним  из  политических  лидеров  России.  Но
предавший единожды предаст еще сто раз. Мы не доказывать будем,  мы  будем
знать и готовиться.
     Игорь  Дмитриевич  резко  встал,  демонстративно  глянул  на  часы  и
объявил: - Мне пора.
     Спиридонов перехватил его уже у входа и попросил:
     - Повернись ко мне, Игорь.
     Игорь Дмитриевич надменно повернулся, и тогда Алик  ладошкой  шлепнул
его по левой щеке, а тыльной стороной ладошки - по правой. И разрешил:
     - Теперь можешь идти.
     И - ничего не поделаешь - пришлось Игорю Дмитриевичу уйти.
     Смирнов вплотную подошел к Звереву и шепотом спросил:
     - Ты зачем передал Жилинскому пистолет?
     - Я считал, что он должен  застрелиться,  -  четко  ответил  Витольд.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.