Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Они просто юные,  совсем  юные,  вчерашние  школьники,  -  объяснил
Горский и не сдержался, тут же обнародовал свое  кредо:  -  Мне  не  нужны
актеры, уже заплывшие жирком псевдопрофессионализма, мне не нужны умельцы,
работающие "что надо? Сделаем!". Мне требуется цельный тугой  человеческий
материал, преодолевая сопротивление которого, я творю спектакль.
     - И много натворил?
     -  Наш  "Таракан"  по  мотивам  Николая  Олейникова,  да  будет  тебе
известно, - событие столичного театрального сезона, - похвастался  Горский
и вдруг вспомнил, что надо удивиться: - Какого хрена ты к нам забрел?
     Кузьминский решил действовать без подходцев, напрямую. Чем проще, тем
правдоподобнее:
     - Я Ванечку Курдюмова ищу, нужен он мне  позарез.  Домой  звонил,  на
службу - глухо. Вот и вспомнил, что ты с ним по корешам.
     Гений, особенно наш Московский  самообъявившийся  гений,  он  и  есть
гений. А гений вряд ли помнит, знаком или не знаком Курдюмов  Кузьминскому
или наоборот.
     -  Да,  на  службе  его  теперь   не   найдешь,   -   не   сдержался,
по-обывательски хихикнул гений. - Дома, говоришь, тоже нету?  Странно,  он
мне звонил совсем недавно...
     - Ну, приблизительно, как недавно, когда?
     - Да дней пять  тому  назад,  неделю.  А  зачем  он  тебе  вдруг  так
понадобился?
     - Обещал он  свести  меня  с  руководителем  одного  частного  банка,
который бы смог пронспонсорить одну картину по  моему  сценарию.  Хотя  бы
фонд заработной платы, а то ведь и людей не наберешь.
     - Конечно, - раздумчиво и с превосходством заметил Горский, - в вашей
тотальной попсе все решают бабки...
     Подошла, улыбаясь,  закутанная  поверх  хитона  в  халатик,  одна  из
кривлявшихся на сцене девиц. Безбоязненно  подошла,  из  любимиц,  видимо.
Кокетливо поморгала зелеными глазками и высказалась:
     - Впервые настоящего драматурга так близко вижу. Вы ведь настоящий?
     - Во всяком случае, живой.
     - И в кино много работаете, - не  спрашивая,  утверждая,  проговорила
она, грустно так проговорила, очень ей хотелось в кино сниматься.
     - Мы заняты, Алуся, - мягко укорил ее Горский.
     Гром небесный! Алуся.  Первое  имечко,  попавшееся  ему  на  глаза  в
алфавите  Курдюмова.  Неужто  немыслимая  удача?  Кузьминский   за   рукав
осторожно  остановил  собравшуюся  было  уйти  Алусю.   Сделал   творчески
заинтересованное  лицо,  тотчас  задумчиво  затуманился   им   и   спросил
проникновенно:
     - А вы хотели бы сняться в моем фильме?
     - Если Адам Андреевич разрешит, -  и  насквозь  прострелила  Горского
зелеными глазками. Девка оторви да брось, бой-девка.
     - Он разрешит, - уверил ее Кузьминский. И Горскому: -  Ты  разрешишь,
Адамчик?
     -  Обещаю  подумать,  если  она  сегодня  удовлетворительно  проведет
репетицию, - педагогично заметил гениальный режиссер и строго напомнил:  -
Перерыв кончается через пять минут.
     - Мы еще поговорим, да?  -  уходя,  многообещающе  спросила  Алуся  у
Кузьминского.
     - Обязательно! Я буду ждать вас после  репетиции!  -  крикнул  он  ей
вслед.
     - Понравилась? - индифферентно полюбопытствовал Горский.
     - Бывает же  так...  -  разволновался  Кузьминский,  но  опомнился  и
объяснил свое волнение вполне удовлетворительно: - А мой дурачок  режиссер
все копается, ищет. Вот она, в десятку!
     - Ты это серьезно? - удивился Горский.
     ...Специально ждал ее не в здании, а у выхода, как верный  поклонник.
И цветочков прикупил у метро. Она, ясное дело, торопилась, опередила всех,
выпорхнула из адамовой клетки  первой.  Светлые  волосы  умело  распущены,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.