Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Они просто юные,  совсем  юные,  вчерашние  школьники,  -  объяснил
Горский и не сдержался, тут же обнародовал свое  кредо:  -  Мне  не  нужны
актеры, уже заплывшие жирком псевдопрофессионализма, мне не нужны умельцы,
работающие "что надо? Сделаем!". Мне требуется цельный тугой  человеческий
материал, преодолевая сопротивление которого, я творю спектакль.
     - И много натворил?
     -  Наш  "Таракан"  по  мотивам  Николая  Олейникова,  да  будет  тебе
известно, - событие столичного театрального сезона, - похвастался  Горский
и вдруг вспомнил, что надо удивиться: - Какого хрена ты к нам забрел?
     Кузьминский решил действовать без подходцев, напрямую. Чем проще, тем
правдоподобнее:
     - Я Ванечку Курдюмова ищу, нужен он мне  позарез.  Домой  звонил,  на
службу - глухо. Вот и вспомнил, что ты с ним по корешам.
     Гений, особенно наш Московский  самообъявившийся  гений,  он  и  есть
гений. А гений вряд ли помнит, знаком или не знаком Курдюмов  Кузьминскому
или наоборот.
     -  Да,  на  службе  его  теперь   не   найдешь,   -   не   сдержался,
по-обывательски хихикнул гений. - Дома, говоришь, тоже нету?  Странно,  он
мне звонил совсем недавно...
     - Ну, приблизительно, как недавно, когда?
     - Да дней пять  тому  назад,  неделю.  А  зачем  он  тебе  вдруг  так
понадобился?
     - Обещал он  свести  меня  с  руководителем  одного  частного  банка,
который бы смог пронспонсорить одну картину по  моему  сценарию.  Хотя  бы
фонд заработной платы, а то ведь и людей не наберешь.
     - Конечно, - раздумчиво и с превосходством заметил Горский, - в вашей
тотальной попсе все решают бабки...
     Подошла, улыбаясь,  закутанная  поверх  хитона  в  халатик,  одна  из
кривлявшихся на сцене девиц. Безбоязненно  подошла,  из  любимиц,  видимо.
Кокетливо поморгала зелеными глазками и высказалась:
     - Впервые настоящего драматурга так близко вижу. Вы ведь настоящий?
     - Во всяком случае, живой.
     - И в кино много работаете, - не  спрашивая,  утверждая,  проговорила
она, грустно так проговорила, очень ей хотелось в кино сниматься.
     - Мы заняты, Алуся, - мягко укорил ее Горский.
     Гром небесный! Алуся.  Первое  имечко,  попавшееся  ему  на  глаза  в
алфавите  Курдюмова.  Неужто  немыслимая  удача?  Кузьминский   за   рукав
осторожно  остановил  собравшуюся  было  уйти  Алусю.   Сделал   творчески
заинтересованное  лицо,  тотчас  задумчиво  затуманился   им   и   спросил
проникновенно:
     - А вы хотели бы сняться в моем фильме?
     - Если Адам Андреевич разрешит, -  и  насквозь  прострелила  Горского
зелеными глазками. Девка оторви да брось, бой-девка.
     - Он разрешит, - уверил ее Кузьминский. И Горскому: -  Ты  разрешишь,
Адамчик?
     -  Обещаю  подумать,  если  она  сегодня  удовлетворительно  проведет
репетицию, - педагогично заметил гениальный режиссер и строго напомнил:  -
Перерыв кончается через пять минут.
     - Мы еще поговорим, да?  -  уходя,  многообещающе  спросила  Алуся  у
Кузьминского.
     - Обязательно! Я буду ждать вас после  репетиции!  -  крикнул  он  ей
вслед.
     - Понравилась? - индифферентно полюбопытствовал Горский.
     - Бывает же  так...  -  разволновался  Кузьминский,  но  опомнился  и
объяснил свое волнение вполне удовлетворительно: - А мой дурачок  режиссер
все копается, ищет. Вот она, в десятку!
     - Ты это серьезно? - удивился Горский.
     ...Специально ждал ее не в здании, а у выхода, как верный  поклонник.
И цветочков прикупил у метро. Она, ясное дело, торопилась, опередила всех,
выпорхнула из адамовой клетки  первой.  Светлые  волосы  умело  распущены,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.