Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

выпил.
     Она скривилась от  лимона,  зажмурилась,  помотала  головой  и  вдруг
встала. И его попросила:
     - Встань.
     Он, не торопясь, поднялся, встал напротив и попросил  тоже.  Попросил
ответить:
     - Зачем я тебе понадобился?
     Правая ее рука коснулась его здоровенной шеи, проникла  под  рубашку,
погладила по плечу, дошла  до  мощной  мышцы  и  вновь  вернулась  к  шее,
соединясь с левой. Она обняла его и призналась:
     - Вот за этим, - и умело поцеловала. Поцелуй длился долго. Потом она,
оторвавшись, поинтересовалась: - У тебя чистые простыни есть?
     - Есть, - ответил он и вышел  в  прихожую,  искать  в  стенном  шкафу
чистые простыни.
     Она деловито отодвинула журнальный  столик,  и  диван  превратился  в
кровать.



                                    12

     Его рабочий день начался с визита к кинозвезде. Ровно  в  уговоренные
двенадцать часов Роман Казарян позвонил в квартиру  на  Котельнической,  и
дверь тотчас распахнулась. Открыла сама кинозвезда.
     - Натали, радость моя, подружка... - Роман припал губами к  звездному
запястью, потом перевернул ручонку, поцеловал в ладонь. Глядя  с  грустным
умилением на седую с малой проплешиной голову Казаряна сверху, сексуальная
мечта юнцов семидесятых годов погладила левой рукой (правую он по-прежнему
не  хотел  отдавать)  его  по  волосам  и,  в  джокондовской   полуулыбке,
откликнулась в унисон:
     - Любимый разбойник мой Ромочка, здравствуй!
     После  долгой  разлуки  встретились  добрые,  милые,   чуткие   люди.
Подружка-приживалочка Милочка, находясь  в  малом  отдалении,  с  душевным
трепетом наблюдала за встречей не старых, нет - давних  и  верных  друзей.
Роман  отпустил,  наконец,  ее  руку,  и  она,  сделав  ею  плавный  жест,
пригласила:
     - Пойдем ко мне. Поговорим - наговоримся.
     Проходя мимо Милочки, Роман без слов - не  подыскать  нужных  слов  -
сжал ее предплечье и мягко-мягко покивал  головой  с  прикрытыми  глазами.
Сердечно поприветствовал, значит. Хорошо знал правила игры.
     В кабинете-будуаре он, усевшись в светлое веселенькое кресло, оглядел
внимательно стены и заметил, что:
     - Имеются новые приобретения.
     Натали вольно раскинулась на причудливом диванчике, закинула ногу  на
ногу, и закинутая длинная безукоризненная нога явилась на  свет  в  полной
своей красе. Покачав золотую домашнюю туфельку, висевшую на пальчиках этой
ноги, Наталья  заинтересованно  (знала:  Казарян  -  спец  в  этих  делах)
спросила:
     - Ну и как они тебе?
     - Судейкин он и есть  Судейкин.  Тышлер  -  просто  прелесть.  А  вот
Бируля. Сомнителен Бируля. Он лет тридцать, тридцать  пять  тому  назад  в
моде был, особенно зимне-весенние эти серые  пейзажи,  и  поэтому  умельцы
подделок весьма лихих налепили довольно много.
     - Подделка, так подделка. Если подделка, то  замечательная,  она  мне
нравится. Пусть висит, - сыграла полное безразличие Натали.  И,  чтобы  не
думать о фальшивом Бируле, чтобы не огорчать себя этими  думами,  перевела
разговор: - Вчерашним звонком ты меня прямо-таки  заинтриговал.  Я  вся  -
внимание, Рома.
     Заговорить Казарян не успел: Милочка вкатила  в  кабинет  двухэтажный
стеклянный  столик  на  колесиках,  на   котором   в   идеальном   порядке

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.