Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну, да хрен с тобой. Даже забавно, - она подмигнула Казаряну. Будет
забавно?
     - Что, что, а это я тебе обещаю.
     -  Кретин  этот  дома  боится  жить.   На   конспиративной   квартире
обосновался, - она со столика перетащила, не поднимаясь, телефон на диван.
- Ты погуляй по квартире, в гостиной тоже кое-что новое имеется, посмотри,
а я с ним один на один поговорю, без стеснения.
     Казарян пошел смотреть живопись.
     ...Юрий Егорыч явился минут через сорок. Наталья приняла у него  плащ
и шляпу, повесила в стенной  шкаф.  Он  в  ответ  поцеловал  ее  в  щечку,
протянул пяток тюльпанов и спросил, приглаживая у зеркала редкие волосы:
     - Что там за секреты у тебя, зайчонок?
     - Я так и выложила тебе все у дверей. Пойдем ко мне.
     Они входили в кабинет-будуар, когда в дверях гостиной возник Казарян.
     - Провокация! - диким голосом закричал Юрий Егорович. - Провокация!
     И рванул назад к выходу. Казарян перехватил  его  на  бегу,  дружески
полуобнял и сказал в ближайшее ухо:
     - Успокойтесь, Юрий Егорович. Здесь только ваши доброжелатели.
     А кинозвезда поставленным голосом кинула реплику "а парт":
     - Разорался, кретин.
     - Позвольте, - Юрий Егорович освободился  от  казаряновских  объятий,
снова поправил волосы и спросил с презрением: - Я - пленник?
     - Пленник, - подтвердил Казарян. - Пленник своей страсти,  не  правда
ли?
     - Что вы хотите от меня? - не принял игривого тона секретарь.
     - Поговорить с вами. Только и всего.
     Не  хотелось  казаться  трусливым  дураком.  Юрий   Егорович   дернул
плечиком, поднял бровь, мол,  ну  если  вам  так  хочется,  что  же,  -  и
решительно направился в кабинет. Не спросясь, бухнулся в кресло, в котором
сидел Казарян, мельком увидел столик, брезгливо  поморщился  и,  глядя  на
Казаряна,  пристроившегося  на  низком  пуфике,  твердыми  начальническими
глазами, сделал заявление:
     - Если наша беседа планируется вами, как попытка выудить сведения для
дискредитации меня и партии, одним из руководителей которой  я  являюсь...
Да, являюсь, потому что, несмотря на все беззаконные декреты, партия живет
и борется!.. Так вот, учтите, в подобном случае я вести беседу не буду.
     - О, Господи, - устало проговорила Наталья  и  вышла.  А  Казарян  аж
руками взмахнул:
     - Что вы, что вы, Юрий Егорович! Меня интересуют вещи сугубо частного
характера.
     - Ваше право задавать вопросы, - Юрий Егорович уже совсем успокоился:
вернулось столь привычное чувство превосходства. - Мое же  -  отвечать  на
них или не отвечать.
     Прежде чем спрашивать, Казарян решил рассмотреть собеседника.  Первый
раз он так близко видел одного из руководителей  партии  и  правительства.
Видел  он  его,  конечно,  на  ретушированных  портретах  и  издали  -   в
президиумах. Но так близко - впервые. Гладкие, чуть одутловатые, привыкшие
к массажу и крему, щеки, хорошо отремонтированные зубы, глубоко посаженные
карие глазки, брови грустным домиком. Голос  тихий,  журчащий,  на  низких
регистрах - к такому голосу надо прислушиваться. Вот только  "провокация!"
кричал высоко, по-бабьи. А, в общем, личико малозначительное и стертое.
     Вошла Наталья, поставила на столик бутылку "Джонни Уокера" и миску со
льдом.
     - Чтоб разговорился.
     - Спасибо,  зайчонок,  -  привычно  поблагодарил  Юрий  Егорович,  но
вспомнил, что она его безжалостно подставила, и поправил себя: - Волчонок.
     - Вассисуалий Лоханкин, - сообщила Наталья Казаряну.  -  Волчица  ты,
тебя я презираю...
     Юрий Егорович на обидную реплику не прореагировал. Да и не  хотел  он
более замечать эту дамочку. Его интересовал Казарян.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.