Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну, да хрен с тобой. Даже забавно, - она подмигнула Казаряну. Будет
забавно?
     - Что, что, а это я тебе обещаю.
     -  Кретин  этот  дома  боится  жить.   На   конспиративной   квартире
обосновался, - она со столика перетащила, не поднимаясь, телефон на диван.
- Ты погуляй по квартире, в гостиной тоже кое-что новое имеется, посмотри,
а я с ним один на один поговорю, без стеснения.
     Казарян пошел смотреть живопись.
     ...Юрий Егорыч явился минут через сорок. Наталья приняла у него  плащ
и шляпу, повесила в стенной  шкаф.  Он  в  ответ  поцеловал  ее  в  щечку,
протянул пяток тюльпанов и спросил, приглаживая у зеркала редкие волосы:
     - Что там за секреты у тебя, зайчонок?
     - Я так и выложила тебе все у дверей. Пойдем ко мне.
     Они входили в кабинет-будуар, когда в дверях гостиной возник Казарян.
     - Провокация! - диким голосом закричал Юрий Егорович. - Провокация!
     И рванул назад к выходу. Казарян перехватил  его  на  бегу,  дружески
полуобнял и сказал в ближайшее ухо:
     - Успокойтесь, Юрий Егорович. Здесь только ваши доброжелатели.
     А кинозвезда поставленным голосом кинула реплику "а парт":
     - Разорался, кретин.
     - Позвольте, - Юрий Егорович освободился  от  казаряновских  объятий,
снова поправил волосы и спросил с презрением: - Я - пленник?
     - Пленник, - подтвердил Казарян. - Пленник своей страсти,  не  правда
ли?
     - Что вы хотите от меня? - не принял игривого тона секретарь.
     - Поговорить с вами. Только и всего.
     Не  хотелось  казаться  трусливым  дураком.  Юрий   Егорович   дернул
плечиком, поднял бровь, мол,  ну  если  вам  так  хочется,  что  же,  -  и
решительно направился в кабинет. Не спросясь, бухнулся в кресло, в котором
сидел Казарян, мельком увидел столик, брезгливо  поморщился  и,  глядя  на
Казаряна,  пристроившегося  на  низком  пуфике,  твердыми  начальническими
глазами, сделал заявление:
     - Если наша беседа планируется вами, как попытка выудить сведения для
дискредитации меня и партии, одним из руководителей которой  я  являюсь...
Да, являюсь, потому что, несмотря на все беззаконные декреты, партия живет
и борется!.. Так вот, учтите, в подобном случае я вести беседу не буду.
     - О, Господи, - устало проговорила Наталья  и  вышла.  А  Казарян  аж
руками взмахнул:
     - Что вы, что вы, Юрий Егорович! Меня интересуют вещи сугубо частного
характера.
     - Ваше право задавать вопросы, - Юрий Егорович уже совсем успокоился:
вернулось столь привычное чувство превосходства. - Мое же  -  отвечать  на
них или не отвечать.
     Прежде чем спрашивать, Казарян решил рассмотреть собеседника.  Первый
раз он так близко видел одного из руководителей  партии  и  правительства.
Видел  он  его,  конечно,  на  ретушированных  портретах  и  издали  -   в
президиумах. Но так близко - впервые. Гладкие, чуть одутловатые, привыкшие
к массажу и крему, щеки, хорошо отремонтированные зубы, глубоко посаженные
карие глазки, брови грустным домиком. Голос  тихий,  журчащий,  на  низких
регистрах - к такому голосу надо прислушиваться. Вот только  "провокация!"
кричал высоко, по-бабьи. А, в общем, личико малозначительное и стертое.
     Вошла Наталья, поставила на столик бутылку "Джонни Уокера" и миску со
льдом.
     - Чтоб разговорился.
     - Спасибо,  зайчонок,  -  привычно  поблагодарил  Юрий  Егорович,  но
вспомнил, что она его безжалостно подставила, и поправил себя: - Волчонок.
     - Вассисуалий Лоханкин, - сообщила Наталья Казаряну.  -  Волчица  ты,
тебя я презираю...
     Юрий Егорович на обидную реплику не прореагировал. Да и не  хотел  он
более замечать эту дамочку. Его интересовал Казарян.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.