Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Кстати, а вы - кто?
     - Я - Роман Суренович Казарян. Кстати, кинорежиссер. Очень кстати.
     - Я слушаю вас,  Роман  Суренович,  -  разрешил  начать  беседу  Юрий
Егорович и откинулся в кресле, снисходительно ожидая вопросов.
     Настырный Казарян не заставил себя ждать:
     - Вы знаете такого - Ивана Вадимовича Курдюмова?
     - Курдюмов... Курдюмов... - Юрий Егорович делал вид, что  вспоминает.
- Наш консультант, кажется? Да, он мне известен.
     - А род его деятельности? Что - род  его  деятельности?  -  не  понял
секретарь.
     - Род его деятельности известен вам?
     - В общих чертах. По-моему он работал в международном отделе.
     - И по-моему тоже. Но чем он в этом отделе занимался?
     - К  сожалению,  не  в  моих  человеческих  возможностях  знать:  чем
конкретно занимается каждый мелкий клерк нашего учреждения.
     - Занимался, - поправил Казарян. - И хватит мне лапшу на уши вешать.
     - Не понял вас, - предостерегающе заметил Юрий Егорович.
     - Сейчас поймешь, - пообещал Казарян, которому надоело  галантерейное
общение. - Судя по покупкам, которые ты делал в Бельгии, попутно  участвуя
в работе конгресса рабочих партий, ты довольно активно поклевал из ладошки
Ивана Вадимовича. Насколько мне известно, он распоряжался выдачей  зеленой
наличности страждущим партийным вождям, отправляющимся за бугор.
     -  Я  получал  определенные  суммы,  положенные   мне   на   законных
основаниях.
     - На  законных  основаниях  положены  командировочные  в  размере  25
долларов в день. А ты только в  Бельгии  купил  себе  "Мерседес",  который
посольство  беспошлинно  и  бесплатно  переправило   в   Москву,   и   два
бриллиантовых колье - одно  жене,  другое  Наташке  -  по  полторы  тысячи
долларов каждое.
     - Ложь! - громоподобно выкрикнул Юрий Егорович.
     -  Дамские  цацки  тебе  помогал  выбирать  художник  Борька  Малков,
которому ты за несколько его картинок помог в  свое  время  покинуть  нашу
любимую родину. Ты ведь у нас коллекционер,  ты  вон  и  Наталью  приучил.
Художники - народ незамысловатый, а если  Борьку  попрошу  я,  давний  его
приятель, он  охотно  изложит  всю  эту  историю  в  подробностях  хоть  в
официальных показаниях, хоть на страницах печати. Компрене, Юрик?
     - Шантаж, - догадался Юрий Егорович.
     - Ага, - подтвердил Казарян.
     - Ничего не доказано. Сплетни, измышления, клевета.
     - Доказать это - раз плюнуть. Борька в момент письменно подтвердит. А
уж  работники  посольства,  демонстрируя   свою   лояльность   российскому
правительству, такое напишут! Кроме того, кое-какие доказательства у  меня
уже имеются. Помнишь, годика три  назад  состоялась  грандиозная  выставка
художников кино и театра? Помнишь, конечно. Ты ведь посетил ее в последний
день, вернее -  вечер,  когда  уже  публики  не  было.  И  не  один,  а  с
искусствоведом.  Не  с  тем,   который   в   штатском,   а   с   настоящим
искусствоведом. Искусствоведы же в штатском в данном случае несли службу -
охраняли тебя и плелись сзади. Мило  беседуя,  вы  осмотрели  выставку,  а
назавтра прямо с утра к моей подружке  Леночке  -  директору-распорядителю
этой выставки явился твой помощник со списком тридцати эскизов, которые ты
хотел бы получить в свое владение. Леночка - дама ушлая,  к  тому  же  она
несла материальную ответственность перед  художниками  за  сохранность  их
произведений, и поэтому наотрез отказалась отдавать  вам  что-либо.  Тогда
ваш помощник посоветовал позвонить художникам и спросить их, не желают  ли
они из глубочайшей симпатии к вам просто подарить эти эскизы. Леночка  так
и сделала. К горькому ее разочарованию, только двое  отказались.  Помощник
увез двадцать восемь первоклассных  экскизов,  а  вы  прислали  художникам
благодарственные письма. Предусмотрительная Леночка собрала эти письма  и,
на всякий случай, хранила их у себя. Лентяй - помощник твой не мудрствовал
лукаво  -  набрал  на   компьютере   типовое   письмо   и   менял   только

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.