Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

предположениями. Здесь игры не бывает и правила отсутствуют.
     Ходжаев взял со стола полный стакан и не спеша стал лить его в  себя,
зубами придерживая  льдинки.  Отхлебнул  и  Казарян  из  второго  стакана.
Похрустели миндалем. Как бы в оргазме задыхалась Мадонна.
     -  Ты  прав,  Ленчик,  -  наконец  согласился   Казарян.   -   Вполне
обоснованное и  страшное  предположение:  мы  в  цепочке,  звенья  которой
методически  и  последовательно  уничтожаются  и  будут   уничтожаться   в
дальнейшем.
     - Я не причем, Рома. Я вне цепочки.
     - В день самоубийства Горошкина его законная супруга  действовала  по
твоей подсказке. И вот чем все это закончилось!
     - Чем? - тихо спросил уже сильно взбаламученный Ходжаев.
     - Так ты не знаешь, что преданно  любившая  мужа  Татьяна  Горошкина,
узнав о его смерти, в непереносимом горе тотчас последовала вслед за  ним,
приняв горсть снотворного и отворив все газовые конфорки?
     - Ты выдумал все это, Рома, чтобы меня попугать посильнее?
     - Дурачок, этим не пугают. Давай-ка выпьем еще.
     Казарян налил Ленчику, налил себе, аккуратно ложечкой кинул в стаканы
по три льдинки и только после  этого  всего  позволил  себе  взглянуть  на
Ходжаева. Ленчик поплыл. Вроде все по-прежнему,  -  и  поза,  и  выражение
лица, но было ясно - плыл, расплываясь в нечто студенисто-дрожащее.
     - Ты выпей, выпей, - подсказал, что надо  делать  в  такой  ситуации,
Казарян. Проследив, как Ходжаев проделал это, добавил жалеючи:
     - Они сочли целесообразным не сообщать тебе пока о ее смерти.
     -  Почему?  -  быстро  спросил  Ходжаев.  Все-таки  был  стерженек  в
пареньке: он сумел собраться.
     - Чтобы ты не беспокоился и не готовил себя к подобным неприятностям.
Чтобы, когда обнаружится надобность, брать тебя доверчивым и тепленьким.
     - Ты считаешь, что такая надобность обнаружится?
     - Она уже обнаружилась, Ленчик. По моим  сведениям  и  догадкам,  они
извещены о том, что третьи лица  знают  о  твоей  связи  с  покойной  ныне
Татьяной. Ты же сам знаешь, они любят делать дела  один  на  один.  Третьи
лица им пока недоступны  по  многим  причинам,  и  поэтому,  чтобы  занять
привычную и выгодную позицию "один на один" они уберут тебя. Они не хотят,
чтобы твоя осведомленность стала козырем в руках  третьих  лиц,  чтобы  ты
удвоил количество их противников.
     Мадонна совсем распустилась. Даже по голосу можно  было  понять,  что
она полуголяком исполняет нечто непристойное.
     Ходжаев опять думал. Много ему сегодня думать  приходилось.  Наконец,
решительно хлебнув из стакана, понял, что хотел Казарян:
     - Ты хочешь, чтобы я дал тебе информацию...
     - Не мне, - резко перебил Казарян. - Третьим лицам.
     - Третьим лицам дал информацию, - монотонно продолжил  Ходжаев,  -  о
том, кому, от кого, куда и как. Короче, вам нужны связи и имена. Так?
     -  Наверное,  так.  -  Согласился  Казарян.  -  Но  просто   передача
информации, к примеру, мне одному, никак не защитит тебя, Ленчик.
     - Что ты можешь предложить?
     - Завтра в десять утра ты под мой протокол и магнитофонную  запись  в
присутствии двух свидетелей подробно и от самой печки поведешь  рассказ  о
твоем сотрудничестве с ними...
     - Твои свидетели - Смирнов и Спиридонов? - спросил Ходжаев.
     - А ты неплохо информирован и с этой стороны. - Казарян встал.  -  Да
или нет, Леня. Альтернатива, как говорят сегодняшние вожди.
     - Как я понимаю, вы после моего  рассказа  известите  их,  чтобы  они
знали о козырях в ваших руках, - продолжая сидеть размышлял Ходжаев, -  на
первых порах они поостерегутся, но потом-то обязательно меня достанут.
     - У них в ближайшее время не станет "потом", Ленчик, потому что их не
будет вообще.
     - Они будут всегда, - уверенно предрек Ходжаев и тоже встал. - Но  ты
прав, у меня нет другого выхода.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.