Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну и что тебе дало вторичное прослушивание?
     Собеседник  был  молодцом.  Худой,  подобранный,  порывистый.  Он   в
молодежной униформе (кроссовки, джинсы, куртка) казался молодым человеком.
Лишь избыток свободно висящей кожи под подбородком и на шее, легкомысленно
открытой воротом тонкой шерстяной маечки-фуфаечки,  резко  менял  картинку
первого впечатления: не мальчиком был плейбой и даже не молодым человеком.
     -  Ничего,  -  ответствовал  плейбой.   -   Мне   просто   доставляет
удовольствие слушать как четко работают два профессионала, придавая работе
вид развеселой беседы.
     - Витольд - молодец, - согласился человек за столом.
     - Все-таки наша школа - хорошая школа. Но и Смирнов неплох, Женя.
     - Неплох,  -  согласился  Женя.  -  Но  все  же  с  двумя  убийствами
прокололся. Это ему боком выйдет.
     - Ему ли, Женя?
     - В любом случае ему.
     - Ты как всегда прав, -  плейбой  одним  юношеским  рывком  прекратил
сидение в кресле и изрядно прошагав, подошел к окну.
     Внизу  была  слабо  освещенная  площадь.  Непристойный,  как  мужской
половой орган, торчал посреди нее цилиндр постамента, на котором никого не
было.
     Подошел Женя в английском пиджаке и стал рядом.
     - На член похоже, - грустно сказал плейбой Дима,  глядя  на  то,  что
осталось от вождя их племени.
     - Не член... Орган, - поправил англичанин Женя. - Он - орган,  а  все
мы в этой конторе - органы.
     - Компетентные, - добавил  плейбой.  -  Компетентные  органы.  Звучит
приличнее.
     - Пустыня. Мертвый город, - помолчав, обобщающе определил наблюдаемое
в окно англичанин.
     - Красная пустыня, - вспомнив Антониони, решил плейбой.
     - Теперь трехцветная, - поправил англичанин. Помолчали.
     - Гляди ты, славянин! - вдруг несказанно удивился плейбой.
     Возникнув из-за угла, игрушечная  человеческая  фигурка  проследовала
мимо двух полукруглых  дырок  входа  в  метро  и,  не  желая  пользоваться
подземным переходом, направилась в сторону их здания прямо через  площадь.
Шел человек уверенно и не торопясь.
     - О чем он думает, Дима? - спросил англичанин.
     - Черт его знает!
     - А ведь одна из наших обязанностей - знать о чем он думает.
     - Была... Была такая обязанность, а теперь нету.
     - Ой, не торопись, ой не торопись! - англичанин отвернулся от окна  и
направился к своему столу. Плейбой последовал за ним.
     - Я знаю о чем он думал, - сказал плейбой,  поудобнее  устраиваясь  в
мягком кресле. - Глядя  на  наши  освещенные  окна,  человечек,  пересекая
площадь думал: "А о чем думают вон там, за этими окнами?"
     - Очень может быть, - англичанин энергично,  ладонями,  растер  вялое
свое ночное лицо и спросил: - Ну и как?
     - Жаль, конечно, но у нас нет другого выхода, Женя.
     - Я понимаю, понимаю...
     - Ты считал, что уже давно распорядился. Смотри, не опоздай.
     - Не опоздаю, - и еще раз повторил: - Не опоздаю.



                                    28

     Этот  англичанин  звался  Коляшей.  Вернее  наоборот:  Коляша  звался
Англичанином. Кличка у него была такая. Смирнов внимательно  оглядел  его,
стройного,  в  безукоризненном  двубортном  костюме,  и   полюбопытствовал
размышляюще:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.