Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ситуацию Смирнов и, не наливая Игорю Дмитриевичу, налил из початой бутылки
себе. В сущности эта рюмка была  первой,  но  ему  хотелось,  чтобы  Игорь
Дмитриевич и Витольд  Германович  считали  его  на  данный  момент  сильно
выпившим.
     Махнул рюмашку. Закусил луковым пером. Подмигнул  Игорю  Дмитриевичу.
Игорь Дмитриевич невозмутимо смотрел на него.
     Смотрел сверху и Витольд Германович. Он уже подошел, но  не  садился,
потому что хотел поздороваться. Смирнов и  Игорь  Дмитриевич  обратили  на
него, наконец, свое внимание. Тогда он поздоровался, учтиво поклонясь.
     - Привет, - сказал Смирнов.
     -  Здравствуйте,  Витольд   Германович,   -   поприветствовал   Игорь
Дмитриевич. - Присаживайтесь.
     - Марконя! - завопил Смирнов. - Можно тебя на минутку?!
     Вмиг у столика появился пятидесятилетний амбал и слезно попросил:
     - Александр Иванович, вы меня один на один хоть Брежневым зовите,  но
ведь мои служащие привыкли к тому, что ко мне обращаются по имени-отчеству
- Марат Павлович.
     - Ну, извини, ну,  забылся,  Марат  Палыч.  Скажи,  чтобы  здесь  все
изменили. - Смирнов неверной ладошкой указал на опоганенный им стол.
     - Будет сделано! - услужливо согласился Марат Павлович и удалился.
     - Почему Марконя? - полюбопытствовал Витольд Германович.
     - В зоне он юнцом из ничего детекторный приемник сделал. Так сказать,
изобретатель радио, Маркони. Да  еще  зовут  Маратом.  Вот  и  прилипла  к
пареньку на всю жизнь кликуха Марконя.
     - Он что  вор  в  законе?  -  показал  свою  блатную  эрудицию  Игорь
Дмитриевич.
     - Он - владелец кафе, в котором мы выпиваем и закусываем,  -  ответил
Смирнов.
     -  Это  вы,  Александр  Иванович,  выпиваете,   -   заметил   Витольд
Германович.
     - И не закусываете, - добавил Игорь Дмитриевич.
     - Сейчас Марконя оформит все  по  высшему  разряду,  и  я  с  закусью
доберу.
     -  Уголовник  перековался  в   предпринимателя,   -   отметил   Игорь
Дмитриевич, - Сугубо совковый путь к приватизации.
     - Уголовник - всего лишь одна из  бывших  его  ипостасей.  Марконя  -
талантливый человек. А  по-настоящему  талантливый  человек  талантлив  во
всем. Талантлив ли я? Вряд ли. Талантлив ли Витольд Германович?  Не  знаю.
Талантливы ли вы, Игорь Дмитриевич? Не уверен.
     - Следовало ли вам так надираться? - незаметно закипая, спросил Игорь
Дмитриевич.
     - Следовало ли нам так обсераться? - почти эхом в  рифму  откликнулся
Смирнов.
     - Не понял, - злобно сообщил Игорь Дмитриевич.
     - Это он о провале операции, - разъяснил Витольд Германович.
     - ...Которую провалил он, - конкретизировал Игорь Дмитриевич.
     - Которую провалили мы, - грустно  согласился  со  Смирновым  Витольд
Германович.
     - Вчера почти в открытую под веселый барабанный бой прыгнул за  бугор
завершивший все  свои  дела  здесь  Иван  Вадимович  Курдюмов.  -  Сам  не
сознавая, что вещает почти торжественно, сообщил Смирнов.
     Никто не  успел  издать  ожидаемого  возгласа  горестного  изумления,
потому что подкатили сервировочный столик. Двое изящных и  быстрых  парней
сделали им на столике так красиво и завлекательно, что Игорь Дмитриевич  и
Витольд Германович забыли о горестях,  а  Витольд  Германович  даже  нашел
возможность согласиться с постулатом Смирнова:
     - Действительно, талантлив.
     Молодые люди, расставив  все,  не  назойливо  налили  по  емкостям  и
растворились. Витольд Германович как бы в недоумении  повертел  в  пальцах
изящную талию своего наполненного бокала и предложил единственное:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.