Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

извлек из внутреннего кармана пиджака толстую пачку крупных купюр и  щедро
отстегнул от нее. Официант поблагодарил и удалился.
     - Не  кажется  ли  вам,  Александр  Иванович,  -  не  выдержал  Игорь
Дмитриевич, - что нашему сильно обедневшему государству довольно  накладно
часто оплачивать все это?
     И  он  широким  жестом  указал  на  недавно  бывший,   действительно,
роскошным пиршественный стол. Смирнов посмотрел на стол, а  потом  перевел
взгляд за окошко, туда, где в солнечном желтом осеннем московском переулке
уже стоял "Мерседес", у которого ожидая, притулились шофер и охранник.
     - А это нашему обедневшему государству оплачивать  каждодневно  -  не
накладно, Игорь Дмитриевич? - Смирнов потыкал пальцем в окошко.
     - Ох, и надоели же вы  мне!  -  не  выдержал  Витольд  Германович  и,
подхватив под руку Игоря Дмитриевича, повел его к миниатюрной  раздевалке,
где импозантный швейцар, тоже видно  из  рецидивистов,  ждал  с  элегантно
распахнутым  для   наиболее   комфортабельного   влезания   пальто   Игоря
Дмитриевича.  Оба,  наконец,  оделись  и,  безмолвно  поклонясь  Смирнову,
удалились к ждущему их "Мерседесу".
     Воробьевский слухач встал из-за дальнего углового столика, подошел  к
столику смирновскому,  склонился  слегка,  шаря  и  отсоединяя  нечто  под
столешницей.
     - Как записалось? - для порядка спросил Смирнов.
     - Как в доме звукозаписи на улице Качалова, - хвастливо  отрапортовал
слухач и, вынув хитрую пуговицу  из  собственного  уха,  собрал  все  свои
технические причиндалы. - Я свободен на сегодня?
     - Только сначала все это на нормальную пленку перепиши.
     - Ну, естественно. В моей машине-лаборатории мне понадобится  на  это
не более двадцати минут. Перегоню на скорости и  все.  Качество  отличное,
страховаться не надо. Вы здесь подождете?
     Слухач ушел в свою машину-лабораторию.
     - Марат Палыч! - позвал Смирнов. Марконя мгновенно явился и, собачьим
блатным инстинктом ощущая, что полковнику сейчас  одному  не  хорошо,  сел
рядом и спросил, сочувствуя:
     - Худо, ваше высокоблагородие?
     - Худо, Марконя.
     - Так вы водки как следует выпейте.
     - Я уже выпил.
     - Вы перед ними ваньку валяли, а не пили.
     - Просек?
     - Что я - неумный? Так чем помочь, Иваныч?
     - Музыку хорошую включи.
     - А какая для вас хорошая теперь?
     - Паренек тут очень громко орет, что у него предчувствие  Гражданской
войны. Вот ее.
     - Сей момент исполним, - обрадовался Марконя (была у него  запись)  и
удалился за кулисы.
     Яростный Шевчук музыкальным  криком  и  хрипом,  проклиная,  воспевал
сегодняшний день. Смирнов  сильно  пригорюнился,  слушая  душевного  этого
паренька. Еще чуть - и слезы по щеке.
     Но все испортил Сырцов. Войдя, он переключил Шевчука.
     - Марик, а ну выключи!
     Марконя вышел навстречу Сырцову,  пожал  руку  и  объяснил:  -  Пахан
желает это слушать. Так что потерпи.
     Вроде бы мелочь, но настроение поломали. Слеза ушла и, как сказал уже
упомянутый Егор Кузьмич Лигачев, чертовски захотелось работать.
     - Марат Палыч, кинь  на  стол  для  отставного  капитана  чего-нибудь
побольше, но попроще. Пожалеем наше обедневшее государство.
     - Сильно выпивши? - поинтересовался Сырцов, присаживаясь.
     - В меру, - Смирнов вдруг с восторженным вниманием стал рассматривать
Сырцова. - Сырцов, ты, случаем, не из Ростова?
     - Брянский я.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.