Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

извлек из внутреннего кармана пиджака толстую пачку крупных купюр и  щедро
отстегнул от нее. Официант поблагодарил и удалился.
     - Не  кажется  ли  вам,  Александр  Иванович,  -  не  выдержал  Игорь
Дмитриевич, - что нашему сильно обедневшему государству довольно  накладно
часто оплачивать все это?
     И  он  широким  жестом  указал  на  недавно  бывший,   действительно,
роскошным пиршественный стол. Смирнов посмотрел на стол, а  потом  перевел
взгляд за окошко, туда, где в солнечном желтом осеннем московском переулке
уже стоял "Мерседес", у которого ожидая, притулились шофер и охранник.
     - А это нашему обедневшему государству оплачивать  каждодневно  -  не
накладно, Игорь Дмитриевич? - Смирнов потыкал пальцем в окошко.
     - Ох, и надоели же вы  мне!  -  не  выдержал  Витольд  Германович  и,
подхватив под руку Игоря Дмитриевича, повел его к миниатюрной  раздевалке,
где импозантный швейцар, тоже видно  из  рецидивистов,  ждал  с  элегантно
распахнутым  для   наиболее   комфортабельного   влезания   пальто   Игоря
Дмитриевича.  Оба,  наконец,  оделись  и,  безмолвно  поклонясь  Смирнову,
удалились к ждущему их "Мерседесу".
     Воробьевский слухач встал из-за дальнего углового столика, подошел  к
столику смирновскому,  склонился  слегка,  шаря  и  отсоединяя  нечто  под
столешницей.
     - Как записалось? - для порядка спросил Смирнов.
     - Как в доме звукозаписи на улице Качалова, - хвастливо  отрапортовал
слухач и, вынув хитрую пуговицу  из  собственного  уха,  собрал  все  свои
технические причиндалы. - Я свободен на сегодня?
     - Только сначала все это на нормальную пленку перепиши.
     - Ну, естественно. В моей машине-лаборатории мне понадобится  на  это
не более двадцати минут. Перегоню на скорости и  все.  Качество  отличное,
страховаться не надо. Вы здесь подождете?
     Слухач ушел в свою машину-лабораторию.
     - Марат Палыч! - позвал Смирнов. Марконя мгновенно явился и, собачьим
блатным инстинктом ощущая, что полковнику сейчас  одному  не  хорошо,  сел
рядом и спросил, сочувствуя:
     - Худо, ваше высокоблагородие?
     - Худо, Марконя.
     - Так вы водки как следует выпейте.
     - Я уже выпил.
     - Вы перед ними ваньку валяли, а не пили.
     - Просек?
     - Что я - неумный? Так чем помочь, Иваныч?
     - Музыку хорошую включи.
     - А какая для вас хорошая теперь?
     - Паренек тут очень громко орет, что у него предчувствие  Гражданской
войны. Вот ее.
     - Сей момент исполним, - обрадовался Марконя (была у него  запись)  и
удалился за кулисы.
     Яростный Шевчук музыкальным  криком  и  хрипом,  проклиная,  воспевал
сегодняшний день. Смирнов  сильно  пригорюнился,  слушая  душевного  этого
паренька. Еще чуть - и слезы по щеке.
     Но все испортил Сырцов. Войдя, он переключил Шевчука.
     - Марик, а ну выключи!
     Марконя вышел навстречу Сырцову,  пожал  руку  и  объяснил:  -  Пахан
желает это слушать. Так что потерпи.
     Вроде бы мелочь, но настроение поломали. Слеза ушла и, как сказал уже
упомянутый Егор Кузьмич Лигачев, чертовски захотелось работать.
     - Марат Палыч, кинь  на  стол  для  отставного  капитана  чего-нибудь
побольше, но попроще. Пожалеем наше обедневшее государство.
     - Сильно выпивши? - поинтересовался Сырцов, присаживаясь.
     - В меру, - Смирнов вдруг с восторженным вниманием стал рассматривать
Сырцова. - Сырцов, ты, случаем, не из Ростова?
     - Брянский я.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.