Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жестко,  по-американски,  замятая  шляпа,  до   остолбенения   непривычный
галстук-бабочка и черно-красный креп на рукаве.  Человек  снял  шляпу,  он
понял, что уже все закончилось, увидел Алевтину  Евгеньевну  и  подошел  к
ней.
     - Здравствуй, Аля, - сказал человек и, взяв ее  руку  обеими  руками,
поцеловал. - Так и не удалось увидеть Ивана живым. Опоздал.  Не  по  своей
вине опоздал. Прости.
     Алевтина Евгеньевна не понимала сначала ничего, потом поняла и поняла
так много, что заговорила бессвязно:
     - Ника, Ника!  Ты  разве  живой?  Да  что  я  говорю:  живой,  живой.
Счастье-то какое! А Ваня умер. Не дождался  тебя.  -  И  заплакала,  опять
заплакала.
     - Утешить тебя нечем, Аля. Ивана нет, и  это  невосполнимо.  Но  надо
жить.
     - Тебя совсем освободили? - осторожно спросила Алевтина Евгеньевна.
     - Выпустили  по  подписке.  Буду  добиваться  полного  оправдания.  -
Продолжить человек не  смог:  налетел  Алик,  сграбастал  его,  приподнял,
закружил, совсем забыв, где они находятся. Поставил на землю,  полюбовался
и поздоровался:
     - Дядя Ника, здравствуй!
     - Алик? - боясь ошибиться, узнал человек. - Господи, совсем вымахал!
     Подошел Смирнов, пожал человеку руку.
     - Здравствуйте, Никифор Прокофьевич!
     - Спасибо тебе, Александр.
     - За что?
     - За то, что войну выиграл. За то,  что  дрался  с  фашистами  вместо
меня.
     - Все дрались.
     - А я не дрался. - Никифор Прокофьевич взял Алевтину  Евгеньевну  под
руку, и они подошли  к  холмику,  на  который  наводили  последний  глянец
старички: лопатами придали могилке геометрическую правильность, воткнули в
рыхлую землю палку с фотографией под стеклом.
     Хваткие заводские представители умело ставили ограду.
     Все. Уложили венки,  расправили  ленты  с  торжественными  надписями,
музыканты сыграли в последний раз.
     - Всех прошу к нам помянуть Ивана, - пригласила Алевтина Евгеньевна.
     Лабухи равнодушно вытряхивали слюни из медных мундштуков - это к  ним
не относилось. Остальные цепочкой потянулись с кладбища.
     На кладбище казалось, что народу мало, а в квартире набилось столько,
что молодым сидеть было негде. Алевтина Евгеньевна, Никифор Прокофьевич  и
немолодые приятели Спиридонова-старшего тотчас организовали свою компанию,
представители составили свою, соседи со  старого  двора  -  свою.  Молодые
выпили по первой, и Смирнов тихо приказал:
     -  Смываемся,  ребята.  Не  будем  мешать  старикам,  помянем  Палыча
отдельно.
     - Ко мне? - спросил Лешка.
     - Нам бы просто вчетвером посидеть. Одним. А у меня как на грех, мать
с рейса.
     - Ко мне пойдем, - решил Виллен.
     Саня предупредил Алика, и они незаметно исчезли из квартиры.
     - Только у меня в дому ни хрена нет, - предупредил на улице Виллен.
     - Купим, - успокоил его Александр. -  Все  купим.  Я  вчера  зарплату
получил.
     - Ты не зарплату получил, а жалованье - поправил его Владлен  Греков.
- А зарплату получаю я. И тоже вчера получил. Тронулись, бойцы?
     Зашли в гастроном у метро "Сокол", отоварились под завязку и пошли  в
Шебашевский, в маленький уютный бревенчатый дом с  заросшим  палисадником.
Смирнов  оглядел  внутреннее  помещение  и  оценил  с   военно-милицейской
безапелляционностью:
     - Бардак у тебя, Виля.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.