Случайный афоризм
Никому не давайте своих книг, иначе вы их уже не увидите. В моей библиотеке остались лишь те книги, которые я взял почитать у других. (Анатоль Франс)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Побрякушки всякие. Кольца, кулоны, часы. Они все в шкатулке лежали.
     - Действительно побрякушки или золото настоящее?
     - Золотые, естественно. Кольцо - маркиза  с  бриллиантами,  кольцо  с
порядочным изумрудом, бирюзовый гарнитур, часы швейцарские в осыпи...
     - Ничего себе побрякушки. А деньги?
     - Денег в доме не держу. Понемногу в карманах, в сумках. А он, видно,
деньги искал. Весь мой стол перевернул, мерзавец.
     -  Спасибо,  Василий  Константинович.  Скажите,  а  ребята  стакан  и
графинчик смотрели?
     - Смотрели, смотрели. Сказали, что отпечатков нет, в перчатках,  мол,
работал.
     Смирнов прошел в спальню,  куда  уже  переместилась  группа.  Старший
вопросительно посмотрел на него.
     - По-моему, Скачок, - поделился своими соображениями Александр.
     - По-моему, тоже, - саркастически согласился старший.
     - Высокий профессионал. Работал  в  перчатках,  ни  одного  пальчика.
Замок отжат мастерски, взято все по точному выбору.
     - Скажите, - робко  поинтересовался  писатель,  -  почему  когда  вот
здесь, в спальне, стояли прекрасные кожаные чемоданы, он, для того,  чтобы
уложить вещи, полез на антресоли и достал драный фибровый?
     Из-за спины писателя Казарян дал нужные разъяснения:
     - Чтобы все соответствовало, товарищ писатель. Вор чемодану и чемодан
вору.
     - Не понял, - обернулся к Казаряну писатель.
     В ватнике  и  кирзачах  и  с  заграничным  чемоданом,  представляете?
Лакомый кусок для любого милиционера.
     - Теперь понял! - ужасно обрадовался писатель.
     - Мы вам не нужны? - спросил у старшего Смирнов.
     - Да уж как-нибудь обойдемся.
     - Эксперта я вам оставлю. А мы, Рома, с тобой пойдем погуляем.


     На улице  встретили  недовольного  Семеныча  и  удрученного  Верного.
Семеныч, чтобы избежать подначки, начал первым:
     - Вы бы еще нас на улицу Горького вывели или  на  площадь  Свердлова!
Найдешь тут! Только собаку нервируют.
     - Докуда хоть довел? - миролюбиво поинтересовался Александр.
     - До Беговой. А там уж полный бардак, только нюх собаке портить.
     Смирнов посмотрел на Верного.  Тот,  будто  понимая,  виновато  отвел
глаза.
     - Не унывай, кабыздох!
     - Собачку не смей обижать. Если что - я виноват,  -  сказал  Семеныч.
Ничего не ответив, Смирнов ободряюще похлопал того по  спине  и  вместе  с
Казаряном пошел дальше. Они пересекли Беговую и поплелись вдоль  церковной
ограды стадиона Юных  пионеров.  Из-за  угла  выползал  трамвай.  Двадцать
третий номер.
     - А ну-ка покажи, как от тебя Цыган ушел! -  требовательно  предложил
Александр.
     - А вот так! - заорал Казарян и с ходу  набрал  немыслимую  скорость.
Хотел вспрыгнуть на подножку, хотел, чтобы этого не смог сделать  Смирнов,
хотел уехать один, показал кукиш оставшемуся Александру. Казарян вспрыгнул
на первую площадку прицепного вагона и торжествующе обернулся. Смирнов  из
последних сил бежал рядом с последней  площадкой.  Успел-таки,  зацепился,
прыгнул на подножку,  глянул  на  Казаряна  и  показал  ему  кукиш.  Роман
ликующим криком вопросил:
     - Куда едем, Саня?
     - За кудыкину гору! - весело ответил Александр.
     За  счастье  -  стоять  на  подножке  мотающегося  вагона  и   весело
перекрикиваться с приятелем, стоящим на другой. Это  счастье  -  ехать  по
знакомой, привычно любимой Москве, где  они  -  ее  истинные  жители.  Это

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.