Случайный афоризм
Написать книгу - это всегда в некотором смысле уничтожить предыдущую. Поль Мишель Фуко
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Витенька Ященков по  кличке  Ящик  смотрел  на  начальника  отделения
первого отдела МУРа майора  Александра  Смирнова  нахальными  невиноватыми
глазами. Шестерка, кусочник, портяночник сорок девятого года (проходил  по
делу ограбления продуктовой палатки) в  лагере  заматерел,  подсох,  лицом
определился. И  наколка  на  правой  руке  обросла:  на  могильном  кресте
появилась вторая перекладина - в законе теперь, значит, Ящик.
     - Еще что можете сказать, Ященков?
     - И вчерась отдыхал у Нинки на Покровке. Весь  вечер  отдыхал  и  всю
ночь.
     Длинно и  требовательно  зазвонил  телефон.  Александр  снял  трубку,
сказал: "Майор Смирнов", и начал  слушать.  Послушав  немного,  он  поднял
глаза и стал внимательно рассматривать Витеньку, внимательно и как  бы  по
новой изучающе. Витенька слегка  забеспокоился,  вытянул  шею,  тоже  стал
слушать энергичное бульканье трубки - а как  про  него  говорят?  Булькало
непонятно.
     Но говорили не про него.
     - В Тимирязевском лесу обнаружен труп. По первому впечатлению  -  наш
клиент. Твоя  работа,  Саша,  собирайся,  машина  ждет.  Эксперт,  врач  и
собаковод - на выходе. Действуй побыстрее, сам шибко интересовался.
     - Все? - спросил Смирнов.
     - Все, - ответил дежурный.
     Александр положил трубку, поднялся из-за стола  и  ударил  кулаком  в
стенку один раз и после паузы - трижды. Через пятнадцать секунд в  кабинет
явились старший оперуполномоченный Сергей  Ларионов  и  оперуполномоченный
Роман Казарян. Увидя Романа, Витенька возликовал до невозможности:
     - Гляди ты! И приблатненные в МУРе служат! Я ж тебя знаю, ты же Ромка
с Каретного!
     - Замолчите Ященков, - приказал Александр.
     Витенька замолчал, заскучал лицом, заскорбел даже вроде бы. Рот  ведь
затыкают. Уняв Ященкова, Смирнов продолжил:
     - Мы с Романом - по делам, а ты, Сергей, потряси  его  под  протокол.
Алиби у него - липовое - Нинка Тихушка, на  ноже  -  пальчики  дружка  его
закадычного,  Семы-пограничника,  завтра  опознание  проведем,  свидетели,
слава богу, есть. Пусть он тебе горбатого лепит, а ты протоколируй. Ему же
хуже. Ну, Рома, пошли.
     И ушли, оставив Витеньку Ящика в полном раскардаше чувств.
     - Тебе Алик звонил. Сказал, что вечером зайдет,  -  сообщил  Казарян,
когда  они  по  лестнице  спускались  к   гардеробу.   Александр   холодно
поблагодарил. Хотел сдержаться, но сдержаться не смог, выложил:
     - Долго еще тебя урки за своего держать будут?
     - Насколько мне известно, они и вас, Александр Иванович, было  время,
тоже за своего держали, - обиженно отпарировал Казарян.
     - Так надо было, Рома, для дела надо было.
     - А я виноват, что они меня узнают?
     - Виноват. Нечего было в "Эрмитаже" королевствовать.
     - Беспечная неразмышляющая юность моя!  Простим  ей  ее  прегрешения,
Саня? - попросил Роман и будто бы застенчиво  улыбнулся.  Обаятельный  был
парень Ромка Казарян, недаром его приблатненные любили.
     - Балда! -  любовно  резюмировал  майор  Смирнов,  и  они,  одевшись,
направились к выходу.
     "Газик" ждал их, а в  "газике"  ждали  эксперт  НТО  Лидия  Сергеевна
Болошева (бабу-то зачем на такое дело?) и врач Андрей  Дмитриевич  Шабров.
Смирнов и Казарян влезли под брезентовую крышу  и  уселись  на  продольное
металлическое сиденье. Лидия Сергеевна приветливо им улыбнулась.
     - Вас-то Лидия Сергеевна, на труп зачем? - подосадовал Александр.
     - Все в разгоне, Александр  Иванович,  -  пояснила  Лидия  Сергеевна.
Машина тронулась. Ехали, молчали.
     - Что мрачный, Саня? - не выдержал Андрей Дмитриевич.
     - Устал.
     - Устали все.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.