Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1771 году родился(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

идти этим путем. А страх ждет палки. Палка или бьет, или указывает.
     - А если не пойдут этим путем без палки?
     - Значит, я прожил неправильную жизнь.
     - Все-таки порядок нужен, Иван Павлович.
     - Да. Порядок народовластия, порядок демократии.
     - Вот вы говорите - народ! Народ! Народ - это люди, человеки. За ними
- глаз да глаз. Распустить, так черт-те что получится.
     - Бойся профессиональных шор, Александр. Я знавал многих,  считавшших
и считающих, что люди стадо несмышленышей, которому  помимо  вожака  нужны
пастух и свирепые кавказские овчарки. Пастух направит куда надо, а овчарки
не пустят куда надо.
     - Я, что ли овчарка? - с обидой спросил Александр.
     - Не стань ею, Александр. - Иван Павлович не  выдержал,  поднялся,  с
трудом прошелся по комнате. -  Умер  тот,  кого  я  боялся.  Единственного
боялся, его. Мы себя всегда оправдываем.  И  я  оправдывал  себя  и  всех.
Старательно отряхиваясь от сомнений, думал: так надо, это  историческая  и
сегодняшняя необходимость. И, не размышляя, делал,  как  указывал  он.  Мы
потихоньку становились рабами, потому что страх порождает рабов.  Он  всех
загонял  в  страх,  чтобы  сделать  народ  послушным  стадом.  Крестьян  -
беспаспортным  режимом,  рабочих  -  законом  о  прогулах  и   опозданиях,
интеллигенцию - идеологическими компаниями и постановлениями.
     Иван Павлович  закашлялся.  Воспользовавшись  паузой,  Алик  прочитал
стихи:

                     - Оно пришло, не ожидая зова,
                     Оно пришло и не сдержать его.
                     Позвольте мне сказать вам слово,
                     Простое слово сердца моего.

     - Это еще что? - откашлявшись, спросил Иван Павлович.
     - Стихи,  -  объяснил  Алик.  -  В  сорок  девятом  три  наших  самых
знаменитых поэта написали их к его  семидесятилетию.  Кончались  они  так:
"Спасибо вам за то, что вы живете на земле". А называлось "Простое слово".
А ты сегодня нам свое простое слово сказал.
     - Э-э-э, да что там! - махнул рукой  Иван  Павлович.  -  Мало  ли  за
двадцать пять лет слов наговорили. И великий, и учитель всех и вся, лучший
друг советских физкультурников. И я эти слова говорил.
     Он отошел к окну и оттянул штору. За окном окружная железная  дорога:
светили прожектора, бегал маневровый  паровоз,  стучали,  как  в  кузнице,
железными буферами перегоняемые с места на  место  вагоны  -  формировался
состав. А над всем царил  искаженный  динамиками  нетерпимый  бабий  голос
диспетчера.
     Он нас  к  победе  привел,  Иван  Павлович,  -  в  спину  ему  сказал
Александр.
     Иван Павлович обернулся и ответил ему, как недоумку:
     - Запомни раз и навсегда: к победе привел нас ты. И  миллионы  таких,
как ты. - Он прошел к дивану и опять прилег.  Устал.  -  Я  очень  на  вас
надеюсь, Саша. На тебя и на этого  вот  балбеса.  В  ваших  руках  будущее
великой державы. Вы, лучшие из лучших, фронтовики...
     - Лучшие из лучших  в  земле  мертвые  лежат,  -  с  горечью  перебил
Смирнов.
     - А ты?
     - А я - живучий. Только и всего.
     - Так стань лучшим. В память о тех, неживых.
     - Иван Павлович, за что вы сидели? - вдруг спросил Александр.
     - Ни за что.
     - Поэтому и выпустили?
     - Выпустили потому, что я ничего не подписал.
     - А что надо было подписать?
     - Что я - шведский шпион.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.