Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Дождь, точно,  лил.  Ночной,  весенний,  московский.  Иногда  задувал
ветер, и тогда дождевые капли летели им в лица. В дождь,  в  желтом  свете
фонарей, в журчащем шуме автомобилей Яна была девочкой из-за десяти лет, в
которую следовало влюбиться первой  неразмышляющей  любовью.  Но  вот  он,
магазин. Вот очередь. Вот касса.
     В  авоську  положили  три  свинных  отбивных  (для   Виктора),   кило
любительский колбасы, полкило швейцарского сыра, две банки крабов, большую
банку маринованных огурцов и четыре поллитра. На улице Яна взяла Алика под
руку, и они медленно шли, слушая и ощущая дождь. Спешить было некуда.
     В подъезде, в тамбуре между  дверями,  он  обнял  ее,  предварительно
поставив авоську на плиточный сортирный пол.
     - Ну и что? - спросила Яна.
     - Тебе приятно? - нахально поинтересовался он.
     - Конечно приятно.  Разве  я  позволила  тебе  такое,  если  бы  было
неприятно. Тебе сколько лет?
     - Будто не знаешь. Двадцать четыре. Я тебе нравлюсь?
     - Нравишься. А мне... В общем, я тебя старше.
     Они закрыли глаза и потерлись щеками.
     - Тебе неприятно? - опять спросил Алик.
     - Дурак, - ответила она и легко поцеловала его в щеку. - Пошли.
     Перед Сергеем стояла индивидуальная четвертинка из заначки. Почти уже
приконченная. Сергей хлебнул и разглагольствовал:
     - Высокие  цели,  высокие  мысли,  высокие  слова.  Прекрасно.  Самые
высокие слова - в библии. А  для  чего  она?  Для  безотказного  массового
гипноза. Слишком часто высокие слова существуют для обмана или  существуют
для того, чтобы подчинить, придавить человека. Хочу правды, хочу  простого
и в мельчайших подробностях точного  изображения  жизни.  И  буду  картины
снимать так. Пусть люди смотрят и думают. Сами! - увидев Алика и  Яну,  он
охотно отвлекся. - Принесли? Ну тогда  я  чекушку  приканчиваю,  а  дальше
действуем на равных.
     Пока Дима и Виктор обновляли стол, Яна задумчиво глядела  на  Андрея,
который, обеспечив первый тайм, не суетился.
     - А  все-таки  ты  это  зря,  -  грустно  произнесла  Яна,  продолжая
рассматривать Андрея. Андрей соблазняюще (был хорош) улыбнулся.
     - Что - зря?
     - С "Лайфом". Ты уверен, что за тобой не следят?
     Андрей  презрительно  пожал  плечами.  Презрительно,  но  неуверенно.
Появилось интересное занятие. Коллектив замер в ожидании. Охота началась.
     - Кто-нибудь был в предбаннике кроме тебя? -  жестко  поинтересовался
Дима.
     - Заходили какие-то. Но когда я его брал, никого не было.
     - Абсолютно никого? - допытывалась Яна.
     - Абсолютно. - Андрею - заметно на глаз - стало не по себе.
     -  Профессия  у  этих  людей  такая,  чтобы  быть   незаметными   или
незамеченными,  -  включился  в  облаву  Сергей,  умиротворенный  решением
вопроса о напитках. - Да ладно, ребята, хватит об этом. К делу.
     Разлили и выпили.
     - Какие еще люди? - выпив, грозно спросил Андрей.
     - Наши люди, - разъяснила Яна.
     - Ну, взял журнал, ну, посмотрел  его.  В  чем  состав  преступления?
Ерунда все это, -  старательно  успокаивал  себя  Андрей.  -  Выпьем  еще,
ребята.
     Выпили еще.
     - Не те теперь времена, - не унимался Андрей.
     - Ты о чем это? - спросил Дима. Он был ясен и добр.
     - Я - свободный человек и что хочу, то и делаю. Не те теперь времена!
     - Времена, действительно, не те. Зато мы  все  те  же,  -  Алик  вяло
ковырял крабовую лапшу. -  Что  ты  суетишься?  Вызовут  тебя  куда  надо,
поговорят, возьмут на заметку. И все дела. Зачем же нервничать.
     Игра становилась скучной. Слишком легко Андрей заглотнул крючок. Алик

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.