Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Этой свободой пользуйся один. А мы уж к Розе пойдем, - Костя всегда
был четок и определенен.
     - Стоп! - скомандовал Алик. - Кто побежит?
     - Открыто только у Лозовского, - дал информацию Виллен.
     - Тогда я,  -  вызвался  Костя.  -  На  велосипеде  -  десять  минут.
Скидываемся.
     Скинулись. Костя побежал назад к голубятне, к велосипеду...
     - ...Сколько же вас! - обрадованно удивилась Роза. Не  утруждая  себя
вставанием, Яша от стола приветствовал всех молчаливым поднятием руки.
     - Еще один будет! -  дополнительно  обрадовал  Розу  сынок.  -  Костя
Крюков по делу на десять минут отлучился. Готовь пожрать, мамахен.
     - Знаю я  эти  дела.  Вы  пока  в  домино  играйте,  а  я  что-нибудь
посоображаю.
     - В домино не выходит. Нас шестеро, - доказательно возразил Яша.
     - Ну, тогда в лото! - решила Роза.
     Яша, не поднимаясь со  стула,  дотянулся  до  настенного  шкафчика  и
извлек из него скрипящий голубой  в  белый  горох  мешочек  и  затрепанную
колоду продолговатых картонок. Объявил:
     - По пятаку за карту. Кто первым кричать будет?
     - Я! У меня голос громкий! - вызвался, демонстрируя этот голос, Алик.
     Разобрали  -  кто  по  две,  кто  по  три  карты,  поставили  на  кон
соответственно, подобрали  инструмент  для  закрытия  номеров  -  копейки,
пуговицы, полушки, - и началось.
     -  Шестнадцать!  Тридцать  пять!  Туда-сюда!  Двадцать  семь!  Сорок!
Шестьдесят один! Топорики! Девять! Дед, девяносто лет!  Пятьдесят  четыре!
Шесть! Барабанные палочки!
     Нижняя полоса - весь кон, средняя - половина, верхняя - выигравший не
ставит в следующей партии на кон.
     - Семьдесят два!  Четырнадцать!  Лебеди!  Тридцать  три!  Восемьдесят
семь!
     - У меня квартира, - взволнованно объявил Александр.
     - Ура советской милиции! - обрадовался за него Роман.
     - Зачем вам выигрывать? Вы отобрать можете, - сказал Виллен.
     - Так интереснее, - ответил ему Роман.
     - Не мешайте работать, - рявкнул Алик.
     Нежная  наощупь   ветхая   материя   мешочка,   с   ядреным   скрипом
перекатывающиеся под  пальцами  бочонками,  затертые  картонки  на  столе,
черные бумажные  шторы  на  окнах,  -  все  в  желтом  колеблющемся  свете
коптилки. Господи, как недавно это было! В войну!
     - Семьдесят пять! Шестьдесят шесть! Чертова  дюжина!  Двадцать  семь!
Срок до упора!
     - Я кончил, - индифферентно сообщил Яша.
     - Сроком до упора кончают особо опасные преступники. Ты - рецидивист,
Яша,  -  скрывая  раздражение,  отметил  Александр.  Яша  поднял  на  него
страдальческие (лото - не домино, в паузах не  поспишь)  глаза  и  ответил
лениво:
     - Я - не рецидивист. Я просто выиграл.
     - Проверить, - решил Леша.
     - Отец, отец, а обыскать  все  равно  надо,  прокомментировал  Лешино
требование Роман. Проверили. Сошлось. Яша  тщательно  отсчитывал  полкона.
Новую партию начать не успели: объявился Константин. И не  один.  В  левой
руке у него была сумка, а правой  он  крепко  держал  за  локоток  сияющую
Софью.
     - Я вам дамочку доставил! - похвастался Константин.
     - Твоя рама чуть меня не прикончила. И не доставил бы, - укорила  его
Софья.
     - Но доставил! - возликовал Алик. - Софа, с  твоими  формами  никакая
рама не страшна!
     - Ты по-прежнему шутишь пошло, - жеманно осадила его Софья и  увидела
Романа. Сказала галантерейно: - А я с этим товарищем не знакома.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.