Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Москва знает своих героев, - отметил, забавляясь, Алик.
     - Надоели они мне все, - вяло сказал Александр.
     - Саня, я тут сорок пятый вспомнил, - ни с  того,  ни  с  сего  вдруг
переключился Алик. - Какой ты с войны пришел. Какой замечательный ты  был,
озорной,  легкомысленный!  Я  тогда  ужасно  серьезный  был,   глобальными
категориями мыслил, вопросы  мироздания  решал  ежечасно.  А  ты  ерничал,
шутковал, радовался как дитя, по лезвию ножа разгуливая. Допил? Пошли.
     Направились к Чистым прудам.
     - А теперь наоборот, -  через  молчаливых  пять  минут  констатировал
Александр.
     - Почему? - грустно спросил Алик.
     - Черт его знает, но мне все кажется, что временно. Что-то непременно
надо доделать, и все вернется: и молодость моя, и радость, и легкость.
     - Тоже мне старик?
     - Иногда себя чувствую стариком. Честно, Алик.
     Дошли до Покровских ворот. Испортилось настроение.
     - Как живешь? - спросил Александр.
     - Живу - хлеб жую, - нелюбезно ответил Алик.
     - Варя как? Нюшка как?
     - Тоже хлеб жуют.
     - Что это ты? - удивился Александр.
     - Устал, извини.
     - Тогда что же я тебя мучаю? Домой езжай.
     - Это я тебя, Саня, мучаю. Тебе тоже отдохнуть не мешало бы.
     Александр рассмеялся, потому что сегодня ему не хотелось тащиться  до
Москвы-реки. Рассмеялся и предложил:
     - Пойдем, я тебя на троллейбус провожу.
     Алик поехал домой, так и не сказав Александру того, ради  чего  он  с
ним встретился  сегодня:  его,  Александра  Ивановича  Спиридонова,  утром
повесткой вызвали к следователю  и  сообщили  о  возбуждении  против  него
уголовного дела о превышении им мер самообороны.


     Владлен Греков не стучал вольнолюбиво и  победительно  каблучками  по
коридорам. Он сидел в той самой приемной и  послушно  ждал,  понимал,  что
сегодня он не по звонку. Сегодня рядовой функционер мечтал хоть на минутку
прорваться  к  высокому  начальству.  Прорваться  по  счастливому  случаю.
Секретарша  неодобрительно  поглядывала  на  него.  Он  изредка   вставал,
здороваясь: мимо, к  высокому  начальству  направляясь,  пробегало  просто
начальство. Наконец вышел из кабинета последний, и утихло все.  Секретарша
холодно сообщила:
     - Через пять минут Николай Александрович отбывает в ЦК.
     Отбывает. Через площадь - и всего делов-то.
     Отбывающий выглянул в приемную и любезно попросил:
     - Люба, чайку.  -  И  увидел  Владлена.  Недолго  моргал,  вспоминая.
Поинтересовался: - Тебе чего?
     - Пять минут для срочного разговора, Николай Александрович.
     Пять свободных минут он выкроил для  паренька:  пока  чай  готовится,
пока чай пьется... Да  и  настроение  хорошее,  демократичное.  И  поэтому
предложил:
     - Заходи.
     Николай Александрович быстро прошел  к  столу,  незаметно  перелистал
типографским  способом  изготовленный  список  для  своих  сотрудников  и,
усевшись, сообщил Грекову:
     - Слушаю тебя, Владлен. Только покороче. Времени у нас мало.
     - Постараюсь.  Совершенно  случайно  от  одного  общего  знакомого  я
сегодня утром узнал, что против моего школьного друга, молодого, подающего
надежды журналиста Александра Спиридонова возбуждено дело.  Он  один  -  я
подчеркиваю: один! - пресек трамвайный грабеж и обезвредил трех  бандитов,
вооруженных пистолетом и ножами. Более того, бандит с пистолетом  оказался

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.