Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

размеров.  -  Ах,  какая  это  карта!  Весь  земной   шар   в   мельчайших
подробностях. Все меридианы и параллели на ней  пронумерованы,  а  цифрами
обозначены  расстояния  между  ними.  Наверное,  предварительно  все  было
вымерено...
     - Ну, ладно, а где это?
     Я покачала головой:
     - Даже если бы я и хотела, не могу тебе сказать. Горло перехватит,  и
язык онемеет, такие уж у меня на этой почве комплексы. Никому ни за  какие
сокровища не скажу.
     - Ну, скажи, ведь мне интересно. Разве можно  найти  в  Европе  такое
место, которого бы никто не знал?
     - Таких мест много, - со вздохом произнесла я.  -  Родопы,  например.
Вот ты, смог бы ты найти что-нибудь в Родопах? Там тысячи пещер...
     - Но ведь это не в Родопах?
     Говоря это, он взглянул в зеркальце  и  нажал  на  газ.  Во  мне  все
оборвалось.
     - За нами гонятся? - в  страхе  вскричала  я.  -  Что  будем  делать?
Пистолет! Где у тебя пистолет?
     Дьявол настолько испугался моей реакции, что  резко  тормознул,  и  я
чуть не вылетела через переднее стекло.
     - Да что с тобой? Нет у меня пистолета. Никто  за  нами  не  гонится.
Успокойся и не пугай меня.
     - Я тебя пугаю! Это ты меня напугал.  Просила  же  тебя,  чтобы  ехал
медленнее. А ты вдруг нажимаешь на газ, как будто за нами гонятся. За мной
гонятся от самой Бразилии, понимаешь ты это? У меня уже комплексы на  этой
почве.
     - На комплексы, а дурь! Тут сам с тобой спятишь.  Ну,  ладно,  ладно,
поеду медленнее. Смотри, нас обгоняет обычная "волга"!
     - Да пусть хоть и "трабант"! Я в своей стране, я  хочу  наконец  жить
спокойно.
     Некоторое время мы ехали молча, проехали через Пневы. Меня все больше
охватывала усталость.
     - Так где же находится этот остров сокровищ? - небрежно спросил он.
     - А, на краю света,  -  пробурчала  я.  -  Отвяжись.  И  помедленнее,
пожалуйста.
     Он опять увеличил скорость, но у меня уже не было  сил  протестовать.
Некоторое время я ехала, ни о чем не думая, любуясь  ландшафтом.  В  душе,
однако, исподволь зрело беспокойство, которое вскоре приняло форму  вполне
конкретного вопроса: как они могли оказаться у  самой  границы  Польши?  О
том, что я собиралась  возвращаться  через  Копенгаген,  знали  многие,  я
трубила об этом направо и налево и не удивилась бы, если  бы  они  ожидали
меня на пароме. Но как они могли оказаться здесь? Ведь выехала я внезапно,
собралась  за  какой-то  час.  Ехала  через   Ганновер,   и   можно   было
предположить, что дальше поеду через  Гамбург  и  Путтгартен,  там-то,  по
логике, они  и  должны  были  ожидать  меня.  От  Ганновера  я  ехала  без
остановки, только выпила кофе в Берлине, да еще поспала  ночью  на  шоссе.
Сколько же это заняло времени? Совсем немного - от полудня одного  дня  до
утра следующего. А они уже поджидали меня на автостраде, значит,  приехали
туда заранее. Почему не в Копенгаген? Ведь я  послала  Алиции  телеграмму,
что приезжаю. Да, надо будет немедленно ей  позвонить,  а  то  беспокоится
небось, что я опять пропала... Когда они могли узнать, что я  поеду  через
Берлин? Только за Ганновером, где расходятся автострады. Как же они успели
раньше меня?
     Снова и снова перебирала я в памяти события,  пытаясь  докопаться  до
истины, и вдруг, подобно взрыву бомбы под самым носом, меня ослепила такая
страшная догадка, что я на момент  потеряла  возможность  вообще  что-либо
соображать. Все, абсолютно все, с кем я разговаривала, знали,  что  я  еду
через Копенгаген. Я сама была убеждена в этом. И только один человек знал,
когда я приеду, какой дорогой и на чем...
     Благостное чувство безопасности и счастья покинуло меня. Я сидела как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.